Солярис (фильм, 1972). Вики солярис


Солярис что это означает это слово

Солярис

Соля́рис (лат. Solaris — солнечный):

  • Солярис (роман) (польск. «Solaris») — фантастический роман Станислава Лема, 1961 год.
    • Солярис (фильм, 1968) — 2-серийный телеспектакль, экранизация романа Лема, СССР, 1968 год. Режиссёр — Борис Ниренбург.
    • Солярис (фильм, 1972) — художественный фильм, экранизация романа Лема, СССР, 1972 год. Режиссёр — Андрей Тарковский.
    • Солярис (балет) — балет Сергея Жукова по мотивам романа Лема, 1990 год.
    • Солярис (фильм, 2002) — художественный фильм, экранизация романа Лема, США, 2002 год. Режиссёр — Стивен Содерберг.
  • Солярис (футбольный клуб) — российский футбольный клуб из Москвы.
Solaris
  • Solaris (группа) — венгерская музыкальная спейс-рок-группа.
  • Solaris (альбом) — третий альбом Photek, 2000 год.
  • Solaris — операционная система от Sun Microsystems, позже Oracle Corporation.
    • OpenSolaris — операционная система с открытым исходным кодом на базе Solaris.
  • Solaris (Atari 2600) — компьютерная игра для Atari 2600 (также работает на Atari 7800), выпущенная Atari в 1986 году.
  • Hyundai Solaris — переднеприводный легковой автомобиль B-класса южнокорейской компании Hyundai Motor.

ru.wikipedia.org>

Солярис (роман) это:

Солярис (роман) У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Жанр: Автор: Язык оригинала: Год написания: Публикация: Перевод:
Солярис
Solaris

фантастический роман

Станислав Лем

Польский

1961

1961

Д. Брускин Г. Гудимова, В. Перельман

«Соля́рис» (польск. Solaris, в некоторых русских переводах «Сола́рис») — фантастический роман Станислава Лема, посвящённый взаимоотношениям людей будущего c разумным океаном планеты Солярис.

Содержание

  • 1 Сюжет
    • 1.1 Солярис и соляристика
    • 1.2 Крис Кельвин на станции
  • 2 История создания
    • 2.1 Автор о создании романа
  • 3 Культурное влияние
  • 4 Русские переводы
  • 5 Экранизации и инсценировки
  • 6 Ошибки в романе
  • 7 Ссылки
  • 8 Примечания

Сюжет

Действие романа «Солярис» разворачивается в далёком будущем. Повествование происходит от первого лица доктора Криса Кельвина, в романе присутствуют две сюжетные линии: пребывание Кельвина на исследовательской станции «Солярис» и документальное изложение истории открытия и исследования планеты в форме знакомства Кельвина с научной библиотекой на борту станции.

Солярис и соляристика

Планета Солярис[1] была открыта более чем за 130 лет до описываемых в романе событий. Солярис — спутник системы двойной звезды, который движется по сложной орбите около обоих светил. Диаметр приблизительно на 20 % больше земного, присутствует атмосфера, непригодная для дыхания человека. Первоначально Солярис не привлёк внимания учёных, но через несколько лет обнаружилось, что орбита планеты не соответствует законам небесной механики: по расчётам Солярис должен был упасть на поверхность одной из звёзд, но из-за необъяснимых флуктуаций этого не происходило. При последующем исследовании планеты оказалось, что практически всю её площадь покрывает океан из живой студенистой субстанции, которая и является единственным обитателем планеты. Эта субстанция могла изменять орбиту планеты без каких-либо инструментов, путём непосредственного моделирования метрики пространства-времени. Сначала выдвигалось множество гипотез о природе, организации и уровне развития Океана, но после ряда исследований учёные сделали вывод, что Океан — существо, обладающее высокоразвитым разумом и предпринимающее действия по коррекции орбиты планеты вполне сознательно.

С момента обнаружения странностей в орбите планеты берёт начало наука соляристика, основной задачей которой стало установление контакта с мыслящим океаном. Была построена научно-исследовательская станция «Солярис», представляющая собой лабораторию, оборудованную всем необходимым для изучения Океана, которая парит над поверхностью планеты благодаря антигравитационным устройствам. Из текста книги можно предположить, что она рассчитана на постоянное пребывание 4-5 человек в течение многих месяцев[источник не указан 315 дней]. Кроме станции по круговой орбите вокруг Соляриса вращается саттеллоид (искусственный спутник), предназначенный для контроля орбиты, сбора данных и связи с Землёй.

Обнаружилось, что Океан способен образовывать на своей поверхности замысловатые структуры, построенные с применением сложнейшего математического аппарата. Анализ электромагнитных и гравитационных волн, генерируемых океаном, выявил определённые закономерности. Однако многочисленные попытки контакта провалились одна за другой: хотя Океан и отвечал на различные воздействия исследователей, в его реакциях не удалось найти никакой системы. При этом и сам Океан осуществлял некоторые действия, которые земляне интерпретировали как попытку контакта с его стороны, однако их не удалось понять. Таким образом, все собранные факты ничуть не продвинули исследователей на пути понимания того, как же можно общаться с океаном.

Образования на поверхности планеты Солярис под светом разных солнц (художник Доминик Синьоре):

Соляристика, несмотря на усилия выдающихся учёных в её рядах, стала своеобразной описательной наукой, которая накопила огромный массив фактов, но не смогла сделать никаких выводов и предсказаний. Через некоторое время наступил застой, всё большее число специалистов разочаровывались в соляристике и склонялись к выводу, что попытки контакта с Океаном бесперспективны из-за слишком больших различий между ним и людьми.

Не ищем мы никого, кроме людей. Не нужно нам других миров. Нам нужно зеркало […]. Мы хотим найти собственный, идеализированный образ, это должны быть миры с цивилизацией более совершенной, чем наша. В других мы надеемся найти изображение нашего примитивного прошлого.

Крис Кельвин на станции

Прибытие главного героя романа — доктора Криса Кельвина — на борт исследовательской станции Солярис на научное дежурство происходит в период кризиса соляристики и угасания интереса к изучению планеты.

Выйдя по прилёте из шлюза, доктор сразу обнаруживает хаос и запустение. Он ожидал встретить троих обитателей: Гибаряна, Снаута и Сарториуса. Однако несколькими часами ранее доктор Гибарян покончил жизнь самоубийством. Двух других членов экипажа Кельвин находит в состоянии глубокой депрессии, на грани помешательства. Выясняется, что причиной психических отклонений экипажа является появление на станции существ, которых можно было бы назвать фантомами, если бы они не были, с точки зрения землян, вполне материальны. Единственное объяснение их появления — фантомы созданы океаном Соляриса. Судя по происходящему с Кельвином и редким оговоркам его коллег, фантомы являются точными, как во внешности, так и в поведении, копиями людей (во всяком случае — живых существ), ранее знакомых человеку, причём таких, с которыми связаны острые, травмирующие воспоминания, или материализацией его фантазий, зачастую неприятных или аморальных, которых сам человек стыдится. Кельвину Океан посылает его девятнадцатилетнюю жену Хари, которая за десять лет до описываемых событий покончила с собой (отравилась) после размолвки с ним.

Кельвин начинает понимать, что и ему недалеко до потери рассудка. Он проводит над собой ряд опытов, позволяющих убедиться, что всё с ним происходящее — реальность, а не бред или галлюцинация. При этом он находит свидетельства того, что и Гибарян проводил аналогичные опыты. Кельвин пытается избавиться от фантома Хари, отправив её в ракете в полёт за пределы станции, но это не помогает — Хари появляется опять, точно такая же, причём не помнящая своего предыдущего появления. Кельвин уже не в силах сопротивляться её присутствию и начинает просто жить и общаться с ней, как с обычной, реальной женщиной.

И Кельвин, и его коллеги пытаются понять, как устроены «фантомы». Исследование тканей фантомов показывает, что они являются точными моделями обычных человеческих тканей, построенными из каких-то неизвестных структур, стабилизированных силовыми полями, очевидно, генерируемыми Океаном. Фантомы при физическом воздействии чувствуют боль, но при повреждениях очень быстро восстанавливаются. Фантом не может ни покончить с собой, ни быть убит; будучи внешне вполне мёртвым, он через короткое время «воскресает» в прежнем виде. Ткани восстанавливаются даже после участия в химических реакциях (кровь Хари восстановилась в пробирке после сжигания кислотой) и по-видимому могут быть уничтожены только аннигиляцией. Но даже после аннигиляции фантом вскоре возвращается. Фантомы (по крайней мере, Хари) ощущают себя «настоящими» людьми, имеют память (со значительными провалами) и чувства, но при этом каким-то образом «привязаны» к человеку, которому явились: они физически не могут долго выносить его отсутствие. Со временем, находясь рядом с человеком, фантом всё более «очеловечивается», приобретает черты, не свойственные оригиналу (точнее, воспоминаниям человека об оригинале) и становится всё более самостоятельным.

Доктор Кельвин на самом себе ощущает все проблемы и разочарования, которые испытала соляристика. Люди изучают Океан, но и Океан своеобразно изучает их. Причём делает это безжалостно, не отдавая отчёта в том, что так он может повредить изучаемому. Во весь рост встаёт вопрос, над которым уже давно бьётся наука об Океане: возможен ли в принципе контакт разумов, между которыми, кажется, нет вообще ничего общего?

Контакт означает обмен какими-то сведениями, понятиями, результатами… Но если нечем обмениваться? Если слон не является очень большой бактерией, то океан не может быть очень большим мозгом.

Хари сначала начинает догадываться о своей нечеловеческой сущности, а прослушав запись, оставленную Гибаряном для Кельвина, окончательно убеждается в истинном состоянии дел. Тем временем Кельвин и Снаут принимают решение продолжить экспериментальную работу. Они снимают энцефалограмму мозга Кельвина и направляют в различные участки океана пучки жёсткого гамма-излучения, промодулированные ею. Пока продолжаются эксперименты, Сарториус находит способ уничтожения фантомов в аннигиляционной камере станции и предлагает ликвидировать фантом Хари. Кельвин, уже воспринимающий фантом как реального человека, горячо возражает, Снаут склоняется к точке зрения Сарториуса. Снаут пытается убедить Кельвина, что их действия нельзя воспринимать через призму человеческих моральных норм, так как сама ситуация уже далеко вышла за пределы морали, Кельвин, не найдя возражений, обдумывает варианты действий, которые позволили бы ему сохранить Хари. В конце концов решение принимает сама Хари, втайне от Кельвина она добровольно соглашается на аннигиляцию.

Когда после такой убийственной попытки контакта не удалось добиться какой-либо внятной реакции, учёные приходят к выводу, что присутствие людей больше не имеет смысла. Кельвин подаёт рапорт руководству с предложением о прекращении дальнейших экспериментов, предлагая эвакуировать экипаж и вывезти его на Землю. Находясь в состоянии нервного шока после гибели Хари, он даже обдумывает возможность нанести по Океану лучевой удар генераторами антиматерии. Однако позже «фантомы» перестали появляться — это было оценено как некая реакция Океана на эксперимент. Кельвин решает остаться и продолжить попытки установить контакт с Океаном.

История создания

К концу 1950-х Станислав Лем уже был признанным мастером жанра. В «Солярисе» он начал отходить от утопических настроений своих ранних произведений и стал больше склоняться к крупной романной форме литературы. Основная часть книги была написана примерно за 6 недель в июне 1959 года, когда Станислав Лем был в Закопане.

Спустя год писатель вернулся к роману и закончил последний раздел. Впоследствии Лем уже не мог найти место, где остановился и продолжил книгу.[2]

Автор о создании романа
В те годы я был особенно хорошо информирован о новейших научных течениях. Дело в том, что краковский кружок был чем-то вроде коллектора научной литературы, поступавшей во все польские университеты из США и Канады. Распаковывая эти ящики с книгами, я мог «позаимствовать» заинтересовавшие меня труды, в частности «Кибернетику и общество» Норберта Винера. Всё это я проглатывал по ночам, чтобы книги пришли к их истинным адресатам как можно быстрее. Набравшись так ума-разума, я в течение нескольких лет написал романы, за которые мне и теперь не стыдно,— «Солярис», «Эдем», «Непобедимый» и т. д.

… Я думаю, что в начале своего писательского пути я сочинял исключительно вторичную литературу. На втором этапе («Солярис», «Непобедимый») я достиг границ пространства, которое в общем-то было уже исследовано. … Все романы типа «Солярис» написаны одним и тем же способом, который я сам не могу объяснить… Я и теперь ещё могу показать те места в «Солярис» или «Возвращении со звёзд», где я во время писания оказался по сути в роли читателя. Когда Кельвин прибывает на станцию Солярис и не встречает там никого, когда он отправляется на поиски кого-нибудь из персонала станции и встречает Снаута, а тот его явно боится, я и понятия не имел, почему никто не встретил посланца с Земли и чего так боится Снаут. Да, я решительно ничего не знал о каком-то там «живом Океане», покрывающем планету. Всё это открылось мне позже, так же как читателю во время чтения, с той лишь разницей, что только я сам мог привести всё в порядок. … … «Солярис» я считаю удачным романом…

— С. Лем. «Моя жизнь»

Культурное влияние

Роман оказал большое влияние на развитие научной фантастики, книга неоднократно экранизировалась и переведена более чем на 30 языков, в том числе и на русский.

По мнению Бориса Стругацкого, роман Лема входит в золотую десятку лучших произведений жанра и оказал «сильнейшее — прямое либо косвенное — влияние на мировую фантастику XX века вообще и на отечественную фантастику в особенности».[3]

Русские переводы

На русском языке отрывок романа впервые появился в переводе В. Ковалевского в № 12 журнала «Знание-сила» за 1961 год (глава «Соляристы»). В 1962 году роман в сокращённом переводе М. Афремовича был опубликован в № 4-8 журнала «Наука и Техника», а затем, в сокращённом переводе Д. Брускина, в № 8-10 журнала «Звезда». Позднее появился более полный авторизованный перевод Брускина. В 1976 году роман был заново переведён Г. А. Гудимовой и В. М. Перельман.[4]

Интересно, что в переводах Ковалевского и Афремовича планета и океан называются «Соларис» и это имя женского рода, в соответствии с польским оригиналом (женский род имя океана имеет и в позднем переводе Гудимовой и Перельман). В переводе Брускина используется написание «Солярис», причём это имя имеет мужской род (по-видимому, для согласования со словом «океан»), и в этой форме наиболее прочно вошло в русский язык.

Во всех русских переводах романа вплоть до 1976 года имеются обширные купюры в заключительной главе «Древний мимоид» — был выброшен диалог Кельвина и Снаута о природе Океана как «ущербного Бога», неспособного понять и признать приобретенную в процессе очеловечивания способность своих фантомов к самостоятельным поступкам[5].

Экранизации и инсценировки

  • «Солярис» (СССР, 1968) — телеспектакль, реж. Борис Ниренбург.
  • «Солярис» (СССР, 1972) — реж. Андрей Тарковский. Экранизация романа Тарковским Лему не понравилась:[6]

«Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой… Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Но я-то писал и думал совсем наоборот.

  • «Солярис» (США, 2002) — реж. Стивен Содерберг. Эта экранизация также не вызвала у Лема восторга, хотя он и воздерживался от её прямой «разгромной» критики:

Содерберг сделал «Солярис» — я думал, что худшим был «Солярис» Тарковского… Я ничего не написал о том, что фильм мне нравится. Я не написал, что он мне не нравится. Это не то же самое. Знаете, добрый злодей это не то же самое, что злой добродей. Есть разница… Мне ведь не говорили, чтобы я соглашался, потому что заработаю денег, а только «вы не имеете понятия, какие технические возможности есть у Голливуда», и я поверил. Я не предполагал, что этот болван, извините, режиссер, выкроит из этого какую-то любовь, это меня раздражает. Любовь в космосе интересует меня в наименьшей степени. Ради Бога, это был только фон. Но я все-таки человек достаточно воспитанный. Поэтому не набросился на этого Содерберга, это не имеет смысла. У меня была стопка американских рецензий, и я видел, что все старались, потому что Содерберг известен, исполнитель главной роли очень известен, и поэтому на них не навешивали всех собак… Кроме этого, автору как-то не положено особо возмущаться, ну не положено.

— Журнал «Lampa», Варшава, 2004, №4

  • Московский композитор Сергей Жуков написал двухактный балет «Солярис» по мотивам романа. Либретто А. Соколова и В. Фетисова. Поставлен в 1990 г. в Днепропетровском театре оперы и балета, балетмейстер — А. Соколов, дирижер Н. Шпак, художник Г. Якубовская, режиссер Ю. Чайка.[7]
  • «Solaris. Дознание» (Россия, 2007) — спектакль московского театра «АпАРТе». Режиссер — А. Любимов, художники — М. Кривцова и К. Автандилова. В ролях: А. Фигуровский, А. Зыкова, А. Любимов, Д. Дежин.[8][9]
  • «Солярис» — радиоспектакль (Россия, 2007). Роли исполняют: Александр Филиппенко, Армен Джигарханян, Владислав Ветров, Татьяна Шпагина.[10]

Ошибки в романе

  • В романе точно указана масса живого океана — 17 биллионов (польск. bilionów) тонн. Указаны также размеры планеты Солярис (радиус на 20 % больше радиуса Земли) и общая площадь суши (меньше территории Европы, то есть около 10 млн км²). Если допустить, что «биллион» в данном случае интерпретируется по длинной шкале и означает «миллион миллионов» (1012), а плотность студенистого океана примерно равна плотности воды, то его объём — 17 000 км³ (объём земного Мирового океана 1,34·109 км³), а глубина в среднем всего лишь около 2 сантиметров, что не согласуется с его описанием в тексте.
  • В конце романа описывается процесс аннигиляции фантома Хари как вспышка света и слабая воздушная волна, причём это происходило на станции. Если принять вес искусственной девушки за ~50 кг, то мощность взрыва реакции аннигиляции составила бы 2,35 гигатонн тротилового эквивалента или примерно 40 «Царь-бомб».
  • В романе описывается, как Кельвин доказывает себе, что окружающее не является плодом его воображения, сравнив сообщённые сателлоидом данные о своей траектории с соответствующими вычислениями, сделанными большим калькулятором станции. При этом он рассуждает следующим образом: «… если цифры, сообщенные сателлоидом … являются плодом моего воображения, то они … не смогут совпасть с другим рядом — вычисленных данных. Мозг мой может быть больным, но ни при каких условиях он не в состоянии произвести вычисления, выполненные большим калькулятором станции, так как на это потребовалось бы много месяцев. А следовательно, если цифры совпадут, значит, большой калькулятор станции на самом деле существует, и я пользовался им в действительности, а не в бреду». Легко понять, что эти рассуждения неверны, ведь если бы и спутник, и его сообщение, и станция, и её компьютер существовали лишь в больном воображении Кельвина, то больной мозг легко мог бы вообразить себе, что два ряда цифр совпадают. Правильность подобных рассуждений означала бы возможность опровергнуть солипсизм.

Ссылки

В Викицитатнике есть страница по темеСолярис (роман)
  • Войцех Кайтох. «Вступление к роману Станислава Лема „Солярис“»
  • Александр Генис. «Три Соляриса»

Примечания

  1. ↑ лат. Solaris — солнечный или солнечная. В польском оригинале название планеты женского рода, а в русском переводе Д. Брускина — мужского.
  2. ↑ Войцех Кайтох. «Вступление к роману Станислава Лема „Солярис“»
  3. ↑ Борис Стругацкий «Золотая десятка» фантастики ссылка от 7 октября 2008
  4. ↑ Станислав Лем: Библиография: Солярис
  5. ↑ Александр Генис. Три «Соляриса»
  6. ↑ Станислав Лем об экранизации романа «Солярис»
  7. ↑ Сергей Жуков. «Солярис». Размышления после премьеры
  8. ↑ Solaris. Дознание
  9. ↑ Solaris. Дознание
  10. ↑ Радиоспектакль «Солярис»
Произведения Станислава Лема Романы Циклы рассказов Философия и публицистика Драматургия Экранизации Связанные статьи
Астронавты · Больница Преображения · Возвращение со звёзд · Высокий замок · Глас Господа · Магелланово облако · Мир на Земле · Насморк · Непобедимый · Осмотр на месте · Следствие · Рукопись, найденная в ванне · Солярис · Фиаско · Футурологический конгресс · Человек с Марса · Эдем
Абсолютная пустота · Библиотека XXI века · Звёздные дневники Ийона Тихого · Из воспоминаний Ийона Тихого · Кибериада · Мнимая величина · Рассказы о пилоте Пирксе · Сказки роботов · отдельные рассказы
Диалоги · Мегабитовая бомба · Мгновения · Раса хищников · Сумма технологии · Тайна китайской комнаты · Фантастика и футурология · Философия случая
Существуете ли Вы, мистер Джонс? · Верный робот · Слоёный пирог · Лунная ночь · Путешествие профессора Тарантоги · Чёрная комната профессора Тарантоги · Странный гость профессора Тарантоги · Приёмные часы профессора Тарантоги
«Солярис» (1968) · «Солярис» (1972) · «Дознание пилота Пиркса» · «Путешествие на Интеропию» (мультфильм) · «Солярис» (2002) · «Ийон Тихий: Космопилот»
Ийон Тихий · Профессор Тарантога · Сепульки · Курдль · Экстелопедия Вестранда
Категории:
  • Литературные произведения по алфавиту
  • Романы 1961 года
  • Фантастические романы
  • Произведения Станислава Лема
  • Романы на польском языке
  • Живые планеты

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru>

Солярис (фильм, 2002)

У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Жанр Режиссёр Продюсер Автор сценария В главных ролях Оператор Композитор Кинокомпания Длительность Бюджет Страна Язык Год IMDb Официальный сайт
Солярис
Solaris

фантастика / драма

Стивен Содерберг

Джеймс Кэмерон Джон Ландау

Повесть: Станислав ЛемСценарий: Стивен Содерберг

Джордж Клуни Наташа Макэлхон Виола Дэвис Джереми Дейвис Ульрих Тукур Морган Раслер Донна Кимбалл

Стивен Содерберг

Клифф Мартинес

20th Century Fox

100 мин

$ 47 млн

США

 США

английский

2002

ID 0307479

«Солярис» (англ. Solaris) — фантастическая драма 2002 года режиссёра Стивена Содерберга по одноимённому роману Станислава Лема.

Сюжет

Психолог Крис Кельвин летит на космическую станцию, кружащую рядом с планетой Солярис. На станции находятся учёные, которые уже давно не выходят на связь. Кельвину необходимо узнать, что именно произошло на станции, и можно ли дальше продолжать научное изучение планеты.

Прилетев на станцию, он узнаёт, что большая часть экипажа, и среди них его старый друг Гибарян, покончили жизнь самоубийством или пропали, а двое оставшихся учёных явно не в себе. Ночью Кельвин понимает, что на станции действительно происходят странные вещи: в его каюте появляется давно умершая жена Рея. Кельвин не верит в происходящее и обманом сажает её в шаттл и отправляет в космос. Но вскоре Рея появляется снова, однако теперь она не помнит своего предыдущего появления. Гордон и Сноу рассказывают Кельвину о загадочных «гостях», приходящих ночью, во время сна. Предполагается, что к этому причастен живой океан Соляриса.

Гордон предлагает способ уничтожения «гостей». Но Кельвин против, так как сильно привязался к ненастоящей Рее. Случайно копия узнаёт о своём истинном происхождении и пытается покончить жизнь самоубийством, выпив жидкий кислород, но безрезультатно. В конце концов Рея втайне от Кельвина добровольно идёт на уничтожение. Гордон с трудом успокаивает Кельвина. После этого они находят тело Сноу, и копия учёного раскрывает свою личность. Но выясняется, что Солярис быстро увеличивает массу, и станция падает на планету. Гордон спасается на шаттле, но Кельвин остаётся. Станция, по-видимому, разрушается.

Крис оказывается у себя дома, где режет палец, точно так же, как перед отлётом, но порез моментально заживает. После этого он видит Рею.

В ролях

Актёр Роль
Джордж Клуни Крис Кельвин Доктор Крис Кельвин
Наташа Макэлхон Рея (Хари) Рея (Хари)
Виола Дэвис Гордон (Сарториус) Гордон (Сарториус)
Джереми Дейвис Сноу (Снаут) Сноу (Снаут)
Джон Чо агент DBA агент DBA

Съёмочная группа

  • Авторы сценария: Стивен Содерберг
  • Режиссёр: Стивен Содерберг
  • Продюсер: Джеймс Камерон, Джон Ландау
  • Оператор: Стивен Содерберг
  • Художник по костюмам: Милена Канонеро

Отзывы

Отзывы С. Лема на данную экранизацию в разных интервью несколько противоречивы: от сдержанно положительных до отрицательных.

Из журнала «Lampa», Варшава, 2004, № 4: «Содерберг сделал „Солярис“ — я думал, что худшим был „Солярис“ Тарковского… Я ничего не написал о том, что фильм мне нравится. Я не написал, что он мне не нравится. Это не то же самое. Знаете, добрый злодей это не то же самое, что злой добродей. Есть разница… Мне ведь не говорили, чтобы я соглашался, потому что заработаю денег, а только „вы не имеете понятия, какие технические возможности есть у Голливуда“, и я поверил. Я не предполагал, что этот болван, извините, режиссёр, выкроит из этого какую-то любовь, это меня раздражает. Любовь в космосе интересует меня в наименьшей степени. Ради Бога, это был только фон. Но я всё-таки человек достаточно воспитанный. Поэтому не набросился на этого Содерберга, это не имеет смысла. У меня была стопка американских рецензий, и я видел, что все старались, потому что Содерберг известен, исполнитель главной роли очень известен, и поэтому на них не навешивали всех собак… Кроме этого, автору как-то не положено особо возмущаться, ну не положено».

Отрывок интервью со Станиславом Лемом:[1] 2004 г.:

Лукаш Мацеевский. Зато ваше мнение[2] о новейшей голливудской версии «Соляриса» 2002 года в режиссуре Стивена Содерберга оказалось неожиданно положительным. Ещё раньше вы отказались от права на вмешательство в фильм.

Станислав Лем. Отказ от прав на какое-либо вмешательство вместе с отказом от так называемого «moral droits» было основным условием подписания договора с киностудией «Двадцатый век Фокс». Я не имел и не хотел иметь никакого влияния на эту экранизацию.Лукаш Мацеевский. У фильма Стивена Содерберга, по-моему, нет настроения вашего романа — у него собственное настроение, создаваемое, в частности, музыкой. Он не развивает важнейшие нити книги, но интересным способом выстраивает другие.Станислав Лем. Охотно соглашусь с вашим мнением. Я считаю, что пока экранизация не выходит открыто за пределы духа оригинала, не искажает и не противоречит содержащейся там интерпретации мира, любой создатель имеет право направиться своей собственной дорогой. Хотя я признаю, что видение Содерберга не лишено амбиций, вкуса и атмосферы, но выдвижение на первый план любовной линии не вызвало у меня восхищения. Эта картина прекрасно пахнет, но из целого букета, какой предоставляет собой книга, я предпочитаю другие ароматы. «Солярис» — это в определённом смысле речной бассейн, Содерберг выбрал только один из его притоков. Проблема в том, что даже такая, трагически-романтичная, экранизация должна быть слишком сложной для массового потребителя, которого кормят голливудской кашей. Если бы кто-нибудь когда-нибудь решился точно и целиком перенести мою книгу на экран, опасаюсь, что результаты были бы понятны для узкой группы зрителей.Лукаш Мацеевский. Содерберг, похоже, необычайно боялся вашего мнения о фильме, он был убеждён, что вы высмеете его версию.Станислав Лем. Я снял с него вину, в определённом смысле дав Содербергу благословение.

Факты

  • В фильме с целью сделать имена более удобно звучащими для англоязычной аудитории были изменены оригинальные имена героев: Снаут в фильме стал Сноу, Хари превратилась в Рею, Сарториус стал чернокожей женщиной по имени Гордон, а имя Гибаряна звучит как Джибариан.
  • В самом начале съёмок фильм предполагался как ремейк одноименного фильма Тарковского.
  • Фильм вошёл в список категории «R» всего из-за одной сцены с обнажённым Джорджем Клуни (хотя в этой сцене был задействован дублёр).

ru.wikipedia.org>

Что такое солярис? Солярий знаю, соль знаю, а это откуда придумали, Тарковский Андрей мне в принципе знаком, но там...

**** ******* 73

Вон тот бело - рыжий охранник которго соседка у меня "Чубайсом" зовёт, он походу и есть этот Солярис ) Хоум фото сегодняшнее причем кошак сам взгромоздился.

Юрий буханкин

Солярис (лат. Solaris — солнечная, Sol — солнце) — в первую очередь, винрарная книга — роман Станислава Лема, действие которого происходит в будущем на вымышленной планете Солярис; а уже потом ОСь, два фильма, один древний телеспектакль и корейское ведро на колёсах.

Позднее появилась одноимённая ОС от корпорации Sun (ныне — уже Oracle), Solaris то есть. И вообще само слово довольно резво пошло в массы, и, как часто это происходит, абсолютно отделившись по смыслу и ассоциативности от книги. Имя «Солярис» теперь носят группы (играющие спейс-митол, во как!) , рестораны, ночные клубешники, магазин солнечных очков, и разумеется, солярии. А ещё польская фирма по производству троллейбусов и прочего, выпускает польские троллейбусы и прочее под названием «Солярис» .

Не забудем и завод Hyundai под Питером, который производит адаптированный для «русской зимы» и «русских дорог» Accent 4го поколения под названием Hyundai Solaris, а также, с некоторыми по большей части косметическими изменениями, Kia Rio 3го поколения.

Xd xdd

Сралярис (русск. Срать — дефекация, срать — испорожнение) — в первую очередь, винрарная песня группы Красная плесень — "Всем срать! ", действие которой происходит в подвалах ГЕСТАПО на вымышленной планете Сралярис; а уже потом ремэйк для клипа, один древний модернизированный кал и корейское ведро на колёсах.

Позднее появилась одноимённое название всяких корейских продуктов дефекации от канализации Дай (ныне — уже Huyun, Sralaris то есть. И вообще само слово довольно резво пошло в массы, и, как часто это происходит, абсолютно отделившись по смыслу и ассоциативности от оригинального названия. Имя «Сралярис» теперь носят группы (играющие копро-грайнд, во как!) , гей-рестораны, ночные гей-клубешники, магазин интимных игрушек для лесбиянок, и разумеется, сортиры. А ещё тайванская фирма по производству интимных игрушек и прочего, выпускает тайваньские фаллоимитаторы с искусственным семяизвержением и прочее под названием «Сралярис» .

Не забудем и сельский завод Хуюн дай под Питером, который в подвальных канализационных подпитерских условиях производит адаптированный для «русских дорог» Сралярис 4го поколения под названием "Хуюн дай, Сралярис! ", а также, с некоторыми по большей части косметическими изменениями выхлопной трубы с тайваньской игрушкой, для нового поколения продвинутой моло...

Как по-русски переводится "солярис"?

Лёха63

Солярис (роман) (польск. Solaris) — фантастический роман Станислава Лема. Солярис (фильм, 1968) — 2-серийный телеспектакль, экранизация романа С. Лема, СССР, 1968 год. Режиссёр — Борис Ниренбург. Солярис (фильм, 1972) — художественный фильм, экранизация романа С. Лема, СССР, 1972 год. Режиссёр — Андрей Тарковский. Солярис (фильм, 2002) (англ. Solaris) — художественный фильм, драма, экранизация романа С. Лема, США, 2002 год. Режиссёр — Стивен Содерберг. Solaris (группа) — венгерская музыкальная спейс-рок-группа. Solaris (альбом) — третий альбом Photek, выпущен в сентябре 2000 года. Название не связано с одноимённым романом. Solaris (операционная система) — операционная система от Oracle Corporation. OpenSolaris — проект по разработке версии операционной системы Solaris с открытыми исходными текстами. Solaris (Atari 2600) — компьютерная игра для Atari 2600 (также работает на Atari 7800), выпущенная Atari в 1986 году. Hyundai Solaris — легковой автомобиль марки Hyundai.

Osa1961

Перевод с латинского на русский в cловаре общей лексики

sōlāris, e [sol] а) солнечный (lumen O)

circulus s. PM — орбита солнца б) обращённый к солнцу (pars arboris PM)

Читайте также

zna4enie.ru

СОЛЯРИС - это... Что такое СОЛЯРИС?

  • Солярис — (Болтино,Россия) Категория отеля: 2 звездочный отель Адрес: Улица Новая Нагорная 2/1, Болтино, Россия …   Каталог отелей

  • Солярис — (Solaris): Солярис (роман) (польск. Solaris)  фантастический роман Станислава Лема, 1961 год. Солярис (фильм, 1968)  2 серийный телеспектакль, экранизация романа Лема, СССР, 1968 год. Режиссёр  Борис Ниренбург. Солярис (фильм,… …   Википедия

  • Солярис (фильм — Солярис (фильм, 1968) У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис (фильм, 1968)  телеспектакль в 2 х сериях, по одноименному роману Станислава Лема. Реж. Борис Ниренбург (СССР, 1968). Центральное Телевидение, 1968 год …   Википедия

  • Солярис (фильм) — название фильмов, экранизаций одноимённого романа Станислава Лема. Солярис (фильм, 1968) СССР, режиссёры: Лидия Ишимбаева, Борис Ниренбург. Солярис (фильм, 1972) СССР, режиссёр Андрей Тарковский. Солярис (фильм, 2002) США, режиссёр Стивен… …   Википедия

  • Солярис (радиоспектакль — Солярис (радиоспектакль, 2007) Творческая группа Режиссёр Дмитрий Креминский. Композитор Тимур Кадочников. Исполнители Кельвин Владислав Ветров Снаут Армен Джигарханян Сарториус Александр Филиппенко Хари Татьяна Шпагина Гибарян Александр Вилькин… …   Википедия

  • Солярис (роман) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис Solaris Жанр: фантастический роман Автор: Станислав Лем Язык оригинала: Польский …   Википедия

  • Солярис (фильм, 1972) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис …   Википедия

  • Солярис (фильм, 2002) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис Solaris …   Википедия

  • Солярис (фильм, 1968) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Солярис …   Википедия

  • Солярис (радиоспектакль, 2007) — Творческая группа Режиссёр Дмитрий Креминский. Композитор Тимур Кадочников. Исполнители Кельвин Владислав Ветров Снаут Армен Джигарханян Сарториус Александр Филиппенко Хари Татьяна Шпагина Гибарян Александр Вилькин Мессенджер Алексей Жарков… …   Википедия

  • dic.academic.ru

    Солярис (роман) Википедия

    У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Жанр Автор Язык оригинала Дата написания Дата первой публикации
    Солярис
    Solaris
    фантастический роман
    Станислав Лем
    Польский
    1960
    1961

    «Соля́рис», в некоторых русских переводах «Сола́рис» (польск. «Solaris» от лат. Solaris — солнечный) — фантастический роман Станислава Лема, описывающий взаимоотношения людей будущего c разумным Океаном планеты Солярис.

    Сюжет

    Действие романа разворачивается в далёком будущем. Повествование происходит от первого лица доктора Криса Кельвина. В романе присутствуют две сюжетные линии:

    • пребывание Кельвина на исследовательской станции «Солярис»;
    • изложение истории открытия и исследования планеты в форме знакомства Кельвина с научной библиотекой на борту станции.

    Солярис и соляристика

    Солярис. Картина Доминика Синьоре

    Планета Солярис[1] была открыта более чем за 130 лет до описываемых в романе событий. Солярис — спутник системы двойной звезды, который движется по сложной орбите около обоих светил. Диаметр приблизительно на 20 % больше земного, присутствует атмосфера, непригодная для дыхания человека. Первоначально Солярис не привлёк внимания учёных, но через несколько лет обнаружилось, что орбита планеты не соответствует законам небесной механики: по расчётам Солярис должен был упасть на поверхность одной из звёзд, но из-за необъяснимых флуктуаций этого не происходило. При последующем исследовании планеты оказалось, что практически всю её площадь покрывает океан из живой студенистой субстанции, которая и является единственным обитателем планеты. Эта субстанция могла изменять орбиту планеты без каких-либо инструментов, путём непосредственного влияния на метрику пространства-времени. Сначала выдвигалось множество гипотез о природе, организации и уровне развития Океана, но после ряда исследований учёные сделали вывод, что Океан — существо, обладающее высокоразвитым разумом, и действия по коррекции орбиты планеты он предпринимает вполне сознательно.

    С момента обнаружения странностей в орбите планеты берёт начало наука соляристика, основной задачей которой стало установление контакта с мыслящим Океаном. Была построена научно-исследовательская станция «Солярис», представляющая собой лабораторию, оборудованную всем необходимым для изучения Океана, которая парит над поверхностью планеты благодаря антигравитационным устройствам. Кроме станции по круговой орбите вокруг Соляриса вращается саттеллоид (искусственный спутник), предназначенный для контроля орбиты, сбора данных и связи с Землёй.

    Обнаружилось, что Океан способен образовывать на своей поверхности замысловатые структуры, построенные с применением сложнейшего математического аппарата. Анализ электромагнитных и гравитационных волн, генерируемых океаном, выявил определённые закономерности. Однако многочисленные попытки контакта провалились одна за другой: хотя Океан и отвечал на различные воздействия исследователей, в его реакциях не удалось найти никакой системы. При этом и сам Океан осуществлял некоторые действия, которые земляне интерпретировали как попытку контакта с его стороны, однако их не удалось понять. Таким образом, все собранные факты ничуть не продвинули исследователей на пути понимания того, как же можно общаться с океаном.

    Образования на поверхности планеты Солярис под светом разных солнц (в представлении художника Доминика Синьоре):

    Соляристика, несмотря на усилия выдающихся учёных в её рядах, стала своеобразной описательной наукой, которая накопила огромный массив фактов, но не смогла сделать из них никаких определённых выводов. Через некоторое время наступил застой, всё большее число специалистов разочаровывались в соляристике и склонялись к выводу, что попытки контакта с Океаном бесперспективны из-за слишком больших различий между ним и людьми. Экипаж станции «Солярис» сократился до трёх-четырёх человек, и смысл её существования стал подвергаться сомнению.

    Не ищем мы никого, кроме людей. Не нужно нам других миров. Нам нужно зеркало […]. Мы хотим найти собственный, идеализированный образ, это должны быть миры с цивилизацией более совершенной, чем наша. В других мы надеемся найти изображение нашего примитивного прошлого.

    Крис Кельвин на станции

    Прибытие главного героя романа — доктора Криса Кельвина — на борт исследовательской станции Солярис на научное дежурство происходит в период кризиса соляристики и угасания интереса к изучению планеты.

    Выйдя по прилёте из шлюза, доктор сразу обнаруживает на станции хаос и запустение. Он ожидал встретить троих обитателей: Гибаряна, Снаута и Сарториуса. Однако несколькими часами ранее доктор Гибарян покончил жизнь самоубийством. Двух других членов экипажа Кельвин находит в состоянии глубокой депрессии, на грани помешательства. Выясняется, что причиной психических отклонений экипажа является появление на станции существ («гостей»), которых можно было бы назвать фантомами, если бы они не были, с точки зрения землян, вполне материальны. Единственное объяснение их появления — фантомы созданы океаном Соляриса. Судя по происходящему с Кельвином и редким оговоркам его коллег, фантомы являются точными (исходя из памяти о них конкретного члена экипажа, то есть таким, каким его помнил сам человек) копиями реального человека, как во внешности, так и в поведении, копиями людей (во всяком случае — живых существ), ранее знакомых человеку, причём таких, с которыми связаны острые, травмирующие воспоминания, или материализацией его фантазий, зачастую неприятных или аморальных, которых сам человек стыдится. Кельвину Океан посылает его девятнадцатилетнюю возлюбленную Хари, которая за десять лет до описываемых событий покончила с собой (отравилась) после размолвки с ним.

    Кельвин начинает понимать, что и ему недалеко до потери рассудка. Он проводит над собой ряд опытов, позволяющих убедиться, что всё с ним происходящее — реальность, а не бред или галлюцинация. При этом он находит свидетельства того, что и Гибарян проводил аналогичные опыты. Кельвин пытается избавиться от фантома Хари, отправив её в ракете в полёт за пределы станции, но это не помогает — Хари появляется опять, точно такая же, причём не помнящая своего предыдущего появления. Кельвин уже не в силах сопротивляться её присутствию и начинает просто жить и общаться с ней, как с обычной, реальной женщиной. Другие же члены экипажа, в отличие от Кельвина, тщательно скрывают от остальных, кто именно им является: отказываются говорить на эту тему, прячут своих фантомов в собственных каютах и лабораториях.

    Мимоид имитирует вертолёт

    Кельвин и его коллеги пытаются понять, как устроены «фантомы». Исследование тканей фантомов показывает, что они являются точными моделями обычных человеческих тканей, построенными из каких-то неизвестных структур, скорее всего из нейтрино, стабилизированных силовыми полями, генерируемыми Океаном. Фантомы при физическом воздействии чувствуют боль, но при повреждениях очень быстро восстанавливаются. Фантом не может ни покончить с собой, ни быть убит; будучи внешне мёртвым, он через короткое время «воскресает» в прежнем виде: Хари пыталась покончить с собой, выпив жидкий кислород, но вскоре очнулась и полностью восстановилась. Пробы тканей восстанавливаются даже после участия в химических реакциях (кровь Хари восстановилась в пробирке после сжигания кислотой). Даже после аннигиляции фантом вскоре возвращается. Фантомы ощущают себя настоящими людьми, имеют память, хотя и со значительными провалами, и чувства, но при этом каким-то образом «привязаны» к человеку, которому явились: они физически не могут долго выносить его отсутствие. Например фантом Хари с нечеловеческой силой выбивает дверь, когда Кельвин уединяется в своей каюте. Со временем, находясь рядом с человеком, фантом всё более «очеловечивается», приобретает черты, не свойственные оригиналу, точнее, воспоминаниям человека об оригинале, и становится всё более самостоятельным.

    Доктор Кельвин на самом себе ощущает все проблемы и разочарования, которые испытала соляристика. Люди изучают Океан, но и Океан своеобразно изучает их. Причём делает это безжалостно, не отдавая отчёта в том, что так он может повредить изучаемому. Во весь рост встаёт вопрос, над которым уже давно бьётся наука об Океане: возможен ли в принципе контакт разумов, между которыми, кажется, нет вообще ничего общего?

    Контакт означает обмен какими-то сведениями, понятиями, результатами… Но если нечем обмениваться? Если слон не является очень большой бактерией, то океан не может быть очень большим мозгом.

    Хари начинает догадываться о своей нечеловеческой сущности. Прослушав запись, оставленную Гибаряном для Кельвина, она окончательно понимает истинное положение дел. Тем временем Кельвин и Снаут принимают решение продолжить экспериментальную работу. Они снимают энцефалограмму мозга Кельвина и направляют в различные участки океана пучки жёсткого гамма-излучения, промодулированные ею. Пока продолжаются эксперименты, Сарториус находит способ уничтожения фантомов, путём локального разрушения силового поля Океана, которое стабилизирует нейтринную материю. Он предлагает ликвидировать фантом Хари. Кельвин, уже воспринимающий фантом как реального любимого человека, горячо возражает, а Снаут склоняется к точке зрения Сарториуса. Кельвин пытается выдвинуть в качестве контраргумента опасность огромного выброса энергии при распаде нейтринной материи, но как оказалось, более совершенные физические теории предсказывают лишь небольшую световую вспышку и слабую ударную волну при разрушении фантома. Снаут пытается убедить Кельвина, что их действия нельзя воспринимать через призму человеческих моральных норм, так как сама ситуация уже далеко вышла за пределы морали. Кельвин, не найдя возражений и понимая умом правоту коллеги, не может, тем не менее, согласиться с ним и обдумывает варианты действий, которые позволили бы ему сохранить Хари. В конце концов решение принимает сама Хари: втайне от Кельвина она добровольно соглашается на аннигиляцию.

    Когда и после такой убийственной попытки контакта не удалось добиться от Океана какой-либо внятной реакции, учёные приходят к выводу, что присутствие людей на станции больше не имеет смысла. Кельвин подаёт рапорт руководству с предложением о прекращении дальнейших экспериментов, предлагая эвакуировать экипаж на Землю. Находясь в состоянии нервного шока после гибели Хари, он даже обдумывает возможность нанести по Океану лучевой удар генераторами антиматерии. Однако позже, когда становится ясно, что новые «фантомы» перестали появляться, это расценивается как некая реакция Океана на эксперимент. Кельвин решает остаться и продолжить попытки установить контакт с Океаном.

    История создания и первая публикация

    К концу 1950-х Станислав Лем уже был признанным мастером жанра. В «Солярисе» он начал отходить от утопических настроений своих ранних произведений и стал больше склоняться к крупной романной форме литературы.

    Основная часть книги была написана примерно за шесть недель в июне 1959 года, когда Станислав Лем был в Закопане. Спустя год писатель вернулся к роману и закончил последнюю главу. Впоследствии Лем уже не мог найти место, где остановился и с которого продолжил книгу[2].

    Первое книжное издание романа на польском языке вышло в 1961 году.

    Автор о создании романа

    В те годы я был особенно хорошо информирован о новейших научных течениях. Дело в том, что краковский кружок был чем-то вроде коллектора научной литературы, поступавшей во все польские университеты из США и Канады. Распаковывая эти ящики с книгами, я мог «позаимствовать» заинтересовавшие меня труды, в частности «Кибернетику и общество» Норберта Винера. Всё это я проглатывал по ночам, чтобы книги пришли к их истинным адресатам как можно быстрее. Набравшись так ума-разума, я в течение нескольких лет написал романы, за которые мне и теперь не стыдно,— «Солярис», «Эдем», «Непобедимый» и т. д. … Я думаю, что в начале своего писательского пути я сочинял исключительно вторичную литературу. На втором этапе («Солярис», «Непобедимый») я достиг границ пространства, которое в общем-то было уже исследовано. … Все романы типа «Солярис» написаны одним и тем же способом, который я сам не могу объяснить… Я и теперь ещё могу показать те места в «Солярис» или «Возвращении со звёзд», где я во время писания оказался по сути в роли читателя. Когда Кельвин прибывает на станцию Солярис и не встречает там никого, когда он отправляется на поиски кого-нибудь из персонала станции и встречает Снаута, а тот его явно боится, я и понятия не имел, почему никто не встретил посланца с Земли и чего так боится Снаут. Да, я решительно ничего не знал о каком-то там «живом Океане», покрывающем планету. Всё это открылось мне позже, так же, как читателю во время чтения, с той лишь разницей, что только я сам мог привести всё в порядок. … … «Солярис» я считаю удачным романом…

    — С. Лем. «Моя жизнь»

    Культурное влияние

    Роман оказал большое влияние на развитие научной фантастики, книга неоднократно экранизировалась и переведена более чем на тридцать языков, в том числе и на русский.

    По мнению Бориса Стругацкого, роман Лема входит в десятку лучших произведений жанра и оказал «сильнейшее — прямое либо косвенное — влияние на мировую фантастику XX века вообще и на отечественную фантастику в особенности».[3]

    Сергей Лукьяненко в романе «Звёзды — холодные игрушки» делает упоминание о подобном живом океане: «…А была целая планета, имевшая разум. Океан разумной протоплазмы, с которым никто не смог установить контакт… и Алари получили приказ…».

    Русские переводы

    На русском языке отрывок романа впервые появился в переводе В. Ковалевского в № 12 журнала «Знание-сила» за 1961 год (глава «Соляристы»). В 1962 году роман в сокращённом переводе М. Афремовича был опубликован в № 4—8 журнала «Наука и Техника», а затем, в сокращённом переводе Д. Брускина, в № 8—10 журнала «Звезда». Позднее появился более полный авторизованный перевод Брускина. В 1976 году был издан единственный полный перевод романа, выполненный Г. А. Гудимовой и В. М. Перельман (в серии «Библиотека польской литературы»)[4].

    В переводах Ковалевского и Афремовича планета и океан называются «Соларис» и это имя женского рода, в соответствии с польским оригиналом (женский род имя океана имеет и в позднем переводе Гудимовой и Перельман). В переводе Брускина используется написание «Солярис», причём это имя имеет мужской род (по-видимому, для согласования со словом «океан»), и в этой форме наиболее прочно вошло в русский язык.

    В первом русском переводе романа имелись купюры в заключительной главе «Древний мимоид» — был выброшен диалог Кельвина и Снаута о природе Океана как «ущербного бога», неспособного понять и признать приобретённую в процессе очеловечивания способность своих фантомов к самостоятельным поступкам[5].

    Экранизации и инсценировки

    «Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой… Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Но я-то писал и думал совсем наоборот.

    Содерберг сделал «Солярис» — я думал, что худшим был «Солярис» Тарковского… Я ничего не написал о том, что фильм мне нравится. Я не написал, что он мне не нравится. Это не то же самое. Знаете, добрый злодей это не то же самое, что злой добродей. Есть разница… Мне ведь не говорили, чтобы я соглашался, потому что заработаю денег, а только «вы не имеете понятия, какие технические возможности есть у Голливуда», и я поверил. Я не предполагал, что этот болван, извините, режиссёр, выкроит из этого какую-то любовь, это меня раздражает. Любовь в космосе интересует меня в наименьшей степени. Ради Бога, это был только фон. Но я всё-таки человек достаточно воспитанный. Поэтому не набросился на этого Содерберга, это не имеет смысла. У меня была стопка американских рецензий, и я видел, что все старались, потому что Содерберг известен, исполнитель главной роли очень известен, и поэтому на них не навешивали всех собак… Кроме этого, автору как-то не положено особо возмущаться, ну не положено.

    — Журнал «Lampa», Варшава, 2004, № 4

    • Московский композитор Сергей Жуков написал двухактный балет «Солярис» по мотивам романа. Либретто А. Соколова и В. Фетисова. Поставлен в 1990 г. в Днепропетровском театре оперы и балета, балетмейстер — А. Соколов, дирижёр Н. Шпак, художник Г. Якубовская, режиссёр Ю. Чайка.[7]
    • «Solaris. Дознание» (Россия, 2007) — спектакль московского театра «АпАРТе». Режиссёр — А. Любимов, художники — М. Кривцова и К. Автандилова. В ролях: А. Фигуровский, А. Зыкова, А. Любимов, Д. Дежин.[8][9]
    • «Солярис» — радиоспектакль (Россия, 2007, продолжительность — 3 часа 45 минут). Автор сценария и режиссёр Дмитрий Креминский, композитор Тимур Кадочников. Роли исполняют: Сарториус — Александр Филиппенко, Снаут — Армен Джигарханян, Кельвин — Владислав Ветров, Гибарян — Александр Вилькин, Мессенджер — Алексей Жарков, Бертон — Андрей Тушканов, Хари — Татьяна Шпагина.[10]
    • «Солярис» — балетный спектакль Юрия Смекалова, совместный проект театра «Приют комедианта» и M.A.D. Company (Премьера спектакля состоялась 3 марта 2018 года) [11]

    Ссылки

    Примечания

    wikiredia.ru

    Солярис (роман) - Википедия

    У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Жанр: Автор: Язык оригинала: Дата написания: Дата первой публикации:
    Солярис
    Solaris

    фантастический роман

    Станислав Лем

    Польский

    1960

    1961

    «Соля́рис», в некоторых русских переводах «Сола́рис» (польск. «Solaris» от лат. Solaris — солнечный) — фантастический роман Станислава Лема, описывающий взаимоотношения людей будущего c разумным Океаном планеты Солярис.

    Сюжет[ | ]

    Действие романа разворачивается в далёком будущем. Повествование происходит от первого лица доктора Криса Кельвина. В романе присутствуют две сюжетные линии:

    • пребывание Кельвина на исследовательской станции «Солярис»;
    • документальное изложение истории открытия и исследования планеты в форме знакомства Кельвина с научной библиотекой на борту станции.

    Солярис и соляристика[ | ]

    Солярис. Картина Доминика Синьоре

    Планета Солярис[1] была открыта более чем за 130 лет до описываемых в романе событий. Солярис — спутник системы двойной звезды, который движется по сложной орбите около обоих светил. Диаметр приблизительно на 20 % больше земного, присутствует атмосфера, непригодная для дыхания человека. Первоначально Солярис не привлёк внимания учёных, но через несколько лет обнаружилось, что орбита планеты не соответствует законам небесной механики: по расчётам Солярис должен был упасть на поверхность одной из звёзд, но из-за необъяснимых флуктуаций этого не происходило. При последующем исследовании планеты оказалось, что практически всю её площадь покрывает океан из живой студенистой субстанции, которая и является единственным обитателем планеты. Эта субстанция могла изменять орбиту планеты без каких-либо инструментов, путём непосредственного влияния на метрику пространства-времени. Сначала выдвигалось множество гипотез о природе, организации и уровне развития Океана, но после ряда исследований учёные сделали вывод, что Океан — существо, обладающее высокоразвитым разумом, и действия по коррекции орбиты планеты он предпринимает вполне сознательно.

    С момента обнаружения странностей в орбите планеты берёт начало наука соляристика, основной задачей которой стало установление контакта с мыслящим Океаном. Была построена научно-исследовательская станция «Солярис», представляющая собой лабораторию, оборудованную всем необходимым для изучения Океана, которая парит над поверхностью планеты благодаря антигравитационным устройствам. Кроме станции по круговой орбите вокруг Соляриса вращается саттеллоид (искусственный спутник), предназначенный для контроля орбиты, сбора данных и связи с Землёй.

    Обнаружилось, что Океан способен образовывать на своей поверхности замысловатые структуры, построенные с применением сложнейшего математического аппарата. Анализ электромагнитных и гравитационных волн, генерируемых океаном, выявил определённые закономерности. Однако многочисленные попытки контакта провалились одна за другой: хотя Океан и отвечал на различные воздействия исследователей, в его реакциях не удалось найти никакой системы. При этом и сам Океан осуществлял некоторые действия, которые земляне интерпретировали как попытку контакта с его стороны, однако их не удалось понять. Таким образом, все собранные факты ничуть не продвинули исследователей на пути понимания того, как же можно общаться с океаном.

    Образования на поверхности планеты Солярис под светом разных солнц (в представлении художника Доминика Синьоре):

    Соляристика, несмотря на усилия выдающихся учёных в её рядах, стала своеобразной описательной наукой, которая накопила огромный массив фактов, но не смогла сделать из них никаких определённых выводов. Через некоторое время наступил застой, всё большее число специалистов разочаровывались в соляристике и склонялись к выводу, что попытки контакта с Океаном бесперспективны из-за слишком больших различий между ним и людьми. Экипаж станции «Солярис» сократился до трёх-четырёх человек, и смысл её существования стал подвергаться сомнению.

    Не ищем мы никого, кроме людей. Не нужно нам других миров. Нам нужно зеркало […]. Мы хотим найти собственный, идеализированный образ, это должны быть миры с цивилизацией более совершенной, чем наша. В других мы надеемся найти изображение нашего примитивного прошлого.

    Крис Кельвин на станции[ | ]

    Прибытие главного героя романа — доктора Криса Кельвина — на борт исследовательской станции Солярис на научное дежурство происходит в период кризиса соляристики и угасания интереса к изучению планеты.

    Выйдя по прилёте из шлюза, доктор сразу обнаруживает на станции хаос и запустение. Он ожидал встретить троих обитателей: Гибаряна, Снаута и Сарториуса. Однако несколькими часами ранее доктор Гибарян покончил жизнь самоубийством. Двух других членов экипажа Кельвин находит в состоянии глубокой депрессии, на грани помешательства. Выясняется, что причиной психических отклонений экипажа является появление на станции существ («гостей»), которых можно было бы назвать фантомами, если бы они не были, с точки зрения землян, вполне материальны. Единственное объяснение их появления — фантомы созданы океаном Соляриса. Судя по происходящему с Кельвином и редким оговоркам его коллег, фантомы являются точными (исходя из памяти о них конкретного члена экипажа, то есть таким, каким его помнил сам человек) копиями реального человека, как во внешности, так и в поведении, копиями людей (во всяком случае — живых существ), ранее знакомых человеку, причём таких, с которыми связаны острые, травмирующие воспоминания, или материализацией его фантазий, зачастую неприятных или аморальных, которых сам человек стыдится. Кельвину Океан посылает его девятнадцатилетнюю жену Хари, которая за десять лет до описываемых событий покончила с собой (отравилась) после размолвки с ним.

    Кельвин начинает понимать, что и ему недалеко до потери рассудка. Он проводит над собой ряд опытов, позволяющих убедиться, что всё с ним происходящее — реальность, а не бред или галлюцинация. При этом он находит свидетельства того, что и Гибарян проводил аналогичные опыты. Кельвин пытается избавиться от фантома Хари, отправив её в ракете в полёт за пределы станции, но это не помогает — Хари появляется опять, точно такая же, причём не помнящая своего предыдущего появления. Кельвин уже не в силах сопротивляться её присутствию и начинает просто жить и общаться с ней, как с обычной, реальной женщиной.

    Мимоид имитирует вертолёт

    Кельвин и его коллеги пытаются понять, как устроены «фантомы». Исследование тканей фантомов показывает, что они являются точными моделями обычных человеческих тканей, построенными из каких-то неизвестных структур, стабилизированных силовыми полями, очевидно, генерируемыми Океаном. Фантомы при физическом воздействии чувствуют боль, но при повреждениях очень быстро восстанавливаются. Фантом не может ни покончить с собой, ни быть убит; будучи внешне мёртвым, он через короткое время «воскресает» в прежнем виде: Хари пыталась покончить с собой, выпив жидкий кислород, но вскоре очнулась и полностью восстановилась. Пробы тканей восстанавливаются даже после участия в химических реакциях (кровь Хари восстановилась в пробирке после сжигания кислотой). Даже после аннигиляции фантом вскоре возвращается. Фантомы ощущают себя настоящими людьми, имеют память, хотя и со значительными провалами, и чувства, но при этом каким-то образом «привязаны» к человеку, которому явились: они физически не могут долго выносить его отсутствие. Например фантом Хари с нечеловеческой силой выбивает дверь, когда Кельвин уединяется в своей каюте. Со временем, находясь рядом с человеком, фантом всё более «очеловечивается», приобретает черты, не свойственные оригиналу, точнее, воспоминаниям человека об оригинале, и становится всё более самостоятельным.

    Доктор Кельвин на самом себе ощущает все проблемы и разочарования, которые испытала соляристика. Люди изучают Океан, но и Океан своеобразно изучает их. Причём делает это безжалостно, не отдавая отчёта в том, что так он может повредить изучаемому. Во весь рост встаёт вопрос, над которым уже давно бьётся наука об Океане: возможен ли в принципе контакт разумов, между которыми, кажется, нет вообще ничего общего?

    Контакт означает обмен какими-то сведениями, понятиями, результатами… Но если нечем обмениваться? Если слон не является очень большой бактерией, то океан не может быть очень большим мозгом.

    Хари начинает догадываться о своей нечеловеческой сущности. Прослушав запись, оставленную Гибаряном для Кельвина, она окончательно понимает истинное положение дел. Тем временем Кельвин и Снаут принимают решение продолжить экспериментальную работу. Они снимают энцефалограмму мозга Кельвина и направляют в различные участки океана пучки жёсткого гамма-излучения, промодулированные ею. Пока продолжаются эксперименты, Сарториус находит способ уничтожения фантомов в аннигиляционной камере станции и предлагает ликвидировать фантом Хари. Кельвин, уже воспринимающий фантом как реального человека, горячо возражает, а Снаут склоняется к точке зрения Сарториуса. Снаут пытается убедить Кельвина, что их действия нельзя воспринимать через призму человеческих моральных норм, так как сама ситуация уже далеко вышла за пределы морали. Кельвин, не найдя возражений и понимая умом правоту коллеги, не может, тем не менее, согласиться с ним и обдумывает варианты действий, которые позволили бы ему сохранить Хари. В конце концов решение принимает сама Хари: втайне от Кельвина она добровольно соглашается на аннигиляцию.

    Когда и после такой убийственной попытки контакта не удалось добиться от Океана какой-либо внятной реакции, учёные приходят к выводу, что присутствие людей на станции больше не имеет смысла. Кельвин подаёт рапорт руководству с предложением о прекращении дальнейших экспериментов, предлагая эвакуировать экипаж на Землю. Находясь в состоянии нервного шока после гибели Хари, он даже обдумывает возможность нанести по Океану лучевой удар генераторами антиматерии. Однако позже, когда становится ясно, что новые «фантомы» перестали появляться, это расценивается как некая реакция Океана на эксперимент. Кельвин решает остаться и продолжить попытки установить контакт с Океаном.

    История создания и I публикация[ | ]

    К концу 1950-х Станислав Лем уже был признанным мастером жанра. В «Солярисе» он начал отходить от утопических настроений своих ранних произведений и стал больше склоняться к крупной романной форме литературы.

    Основная часть книги была написана примерно за 6 недель в июне 1959 года, когда Станислав Лем был в Закопане. Спустя год писатель вернулся к роману и закончил последнюю главу. Впоследствии Лем уже не мог найти место, где остановился и с которого продолжил книгу[2].

    Первое книжное издание романа на польском языке вышло в 1961 году.

    Автор о создании романа[ | ]

    В те годы я был особенно хорошо информирован о новейших научных течениях. Дело в том, что краковский кружок был чем-то вроде коллектора научной литературы, поступавшей во все польские университеты из США и Канады. Распаковывая эти ящики с книгами, я мог «позаимствовать» заинтересовавшие меня труды, в частности «Кибернетику и общество» Норберта Винера. Всё это я проглатывал по ночам, чтобы книги пришли к их истинным адресатам как можно быстрее. Набравшись так ума-разума, я в течение нескольких лет написал романы, за которые мне и теперь не стыдно,— «Солярис», «Эдем», «Непобедимый» и т. д.…Я думаю, что в начале своего писательского пути я сочинял исключительно вторичную литературу. На втором этапе («Солярис», «Непобедимый») я достиг границ пространства, которое в общем-то было уже исследовано.…Все романы типа «Солярис» написаны одним и тем же способом, который я сам не могу объяснить… Я и теперь ещё могу показать те места в «Солярис» или «Возвращении со звёзд», где я во время писания оказался по сути в роли читателя. Когда Кельвин прибывает на станцию Солярис и не встречает там никого, когда он отправляется на поиски кого-нибудь из персонала станции и встречает Снаута, а тот его явно боится, я и понятия не имел, почему никто не встретил посланца с Земли и чего так боится Снаут. Да, я решительно ничего не знал о каком-то там «живом Океане», покрывающем планету. Всё это открылось мне позже, так же, как читателю во время чтения, с той лишь разницей, что только я сам мог привести всё в порядок.…… «Солярис» я считаю удачным романом…

    — С. Лем. «Моя жизнь»

    Культурное влияние[ | ]

    Роман оказал большое влияние на развитие научной фантастики, книга неоднократно экранизировалась и переведена более чем на 30 языков, в том числе и на русский.

    По мнению Бориса Стругацкого, роман Лема входит в десятку лучших произведений жанра и оказал «сильнейшее — прямое либо косвенное — влияние на мировую фантастику XX века вообще и на отечественную фантастику в особенности».[3]

    Сергей Лукьяненко в романе «Звёзды — холодные игрушки» делает упоминание о подобном живом океане: «…А была целая планета, имевшая разум. Океан разумной протоплазмы, с которым никто не смог установить контакт… и Алари получили приказ…».

    Русские переводы[ | ]

    На русском языке отрывок романа впервые появился в переводе В. Ковалевского в № 12 журнала «Знание-сила» за 1961 год (глава «Соляристы»). В 1962 году роман в сокращённом переводе М. Афремовича был опубликован в № 4—8 журнала «», а затем, в сокращённом переводе Д. Брускина, в № 8—10 журнала «Звезда». Позднее появился более полный авторизованный перевод Брускина. В 1976 году был издан единственный полный перевод романа, выполненный Г. А. Гудимовой и В. М. Перельман (в серии «Библиотека польской литературы»)[4].

    В переводах Ковалевского и Афремовича планета и океан называются «Соларис» и это имя женского рода, в соответствии с польским оригиналом (женский род имя океана имеет и в позднем переводе Гудимовой и Перельман). В переводе Брускина используется написание «Солярис», причём это имя имеет мужской род (по-видимому, для согласования со словом «океан»), и в этой форме наиболее прочно вошло в русский язык.

    В первом русском переводе романа имелись купюры в заключительной главе «Древний мимоид» — был выброшен диалог Кельвина и Снаута о природе Океана как «ущербного бога», неспособного понять и признать приобретённую в процессе очеловечивания способность своих фантомов к самостоятельным поступкам[5].

    Экранизации и инсценировки[ | ]

    «Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой… Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Но я-то писал и думал совсем наоборот.

    Содерберг сделал «Солярис» — я думал, что худшим был «Солярис» Тарковского… Я ничего не написал о том, что фильм мне нравится. Я не написал, что он мне не нравится. Это не то же самое. Знаете, добрый злодей это не то же самое, что злой добродей. Есть разница… Мне ведь не говорили, чтобы я соглашался, потому что заработаю денег, а только «вы не имеете понятия, какие технические возможности есть у Голливуда», и я поверил. Я не предполагал, что этот болван, извините, режиссёр, выкроит из этого какую-то любовь, это меня раздражает. Любовь в космосе интересует меня в наименьшей степени. Ради Бога, это был только фон. Но я всё-таки человек достаточно воспитанный. Поэтому не набросился на этого Содерберга, это не имеет смысла. У меня была стопка американских рецензий, и я видел, что все старались, потому что Содерберг известен, исполнитель главной роли очень известен, и поэтому на них не навешивали всех собак… Кроме этого, автору как-то не положено особо возмущаться, ну не положено.

    — Журнал «Lampa», Варшава, 2004, № 4

    • Московский композитор Сергей Жуков написал двухактный балет «» по мотивам романа. Либретто А. Соколова и В. Фетисова. Поставлен в 1990 г. в Днепропетровском театре оперы и балета, балетмейстер — А. Соколов, дирижёр Н. Шпак, художник Г. Якубовская, режиссёр Ю. Чайка.[7]
    • «Solaris. Дознание» (Россия, 2007) — спектакль московского театра «АпАРТе». Режиссёр — , художники — М. Кривцова и К. Автандилова. В ролях: А. Фигуровский, А. Зыкова, А. Любимов, Д. Дежин.[8][9]
    • «Солярис» — радиоспектакль (Россия, 2007, продолжительность — 3 часа 45 минут). Автор сценария и режиссёр Дмитрий Креминский, композитор Тимур Кадочников. Роли исполняют: Сарториус — Александр Филиппенко, Снаут — Армен Джигарханян, Кельвин — Владислав Ветров, Гибарян — Александр Вилькин, Мессенджер — Алексей Жарков, Бертон — Андрей Тушканов, Хари — .[10]

    Ссылки[ | ]

    Примечания[ | ]

    encyclopaedia.bid

    Солярис (роман) — Википедия

    У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Жанр:Автор:Язык оригинала:Дата написания:Дата первой публикации:
    Солярис
    Solaris

    фантастический роман

    Станислав Лем

    Польский

    1960

    1961

    «Соля́рис», в некоторых русских переводах «Сола́рис» (польск. «Solaris» от лат. Solaris – солнечный) — фантастический роман Станислава Лема, описывающий взаимоотношения людей будущего c разумным океаном планеты Солярис.

    Действие романа «Солярис» разворачивается в далёком будущем. Повествование происходит от первого лица доктора Криса Кельвина, в романе присутствуют две сюжетные линии: пребывание Кельвина на исследовательской станции «Солярис» и документальное изложение истории открытия и исследования планеты в форме знакомства Кельвина с научной библиотекой на борту станции.

    Солярис и соляристика[править]

    Поверхность океана Солярис

    Планета Солярис[1] была открыта более чем за 130 лет до описываемых в романе событий. Солярис — спутник системы двойной звезды, который движется по сложной орбите около обоих светил. Диаметр приблизительно на 20 % больше земного, присутствует атмосфера, непригодная для дыхания человека. Первоначально Солярис не привлёк внимания учёных, но через несколько лет обнаружилось, что орбита планеты не соответствует законам небесной механики: по расчётам Солярис должен был упасть на поверхность одной из звёзд, но из-за необъяснимых флуктуаций этого не происходило. При последующем исследовании планеты оказалось, что практически всю её площадь покрывает океан из живой студенистой субстанции, которая и является единственным обитателем планеты. Эта субстанция могла изменять орбиту планеты без каких-либо инструментов, путём непосредственного влияния на метрику пространства-времени. Сначала выдвигалось множество гипотез о природе, организации и уровне развития Океана, но после ряда исследований учёные сделали вывод, что Океан — существо, обладающее высокоразвитым разумом, и действия по коррекции орбиты планеты он предпринимает вполне сознательно.

    С момента обнаружения странностей в орбите планеты берёт начало наука соляристика, основной задачей которой стало установление контакта с мыслящим океаном. Была построена научно-исследовательская станция «Солярис», представляющая собой лабораторию, оборудованную всем необходимым для изучения Океана, которая парит над поверхностью планеты благодаря антигравитационным устройствам. Кроме станции по круговой орбите вокруг Соляриса вращается саттеллоид (искусственный спутник), предназначенный для контроля орбиты, сбора данных и связи с Землёй.

    Обнаружилось, что Океан способен образовывать на своей поверхности замысловатые структуры, построенные с применением сложнейшего математического аппарата. Анализ электромагнитных и гравитационных волн, генерируемых океаном, выявил определённые закономерности. Однако многочисленные попытки контакта провалились одна за другой: хотя Океан и отвечал на различные воздействия исследователей, в его реакциях не удалось найти никакой системы. При этом и сам Океан осуществлял некоторые действия, которые земляне интерпретировали как попытку контакта с его стороны, однако их не удалось понять. Таким образом, все собранные факты ничуть не продвинули исследователей на пути понимания того, как же можно общаться с океаном.

    Образования на поверхности планеты Солярис под светом разных солнц (в представлении художника Доминика Синьоре):

    Соляристика, несмотря на усилия выдающихся учёных в её рядах, стала своеобразной описательной наукой, которая накопила огромный массив фактов, но не смогла сделать из них никаких определенных выводов. Через некоторое время наступил застой, всё большее число специалистов разочаровывались в соляристике и склонялись к выводу, что попытки контакта с Океаном бесперспективны из-за слишком больших различий между ним и людьми. Экипаж станции «Солярис» сократился до трех-четырех человек, и смысл её существования стал подвергаться сомнению.

    Не ищем мы никого, кроме людей. Не нужно нам других миров. Нам нужно зеркало […]. Мы хотим найти собственный, идеализированный образ, это должны быть миры с цивилизацией более совершенной, чем наша. В других мы надеемся найти изображение нашего примитивного прошлого.

    Крис Кельвин на станции[править]

    Прибытие главного героя романа — доктора Криса Кельвина — на борт исследовательской станции Солярис на научное дежурство происходит в период кризиса соляристики и угасания интереса к изучению планеты.

    Выйдя по прилёте из шлюза, доктор сразу обнаруживает хаос и запустение. Он ожидал встретить троих обитателей: Гибаряна, Снаута и Сарториуса. Однако несколькими часами ранее доктор Гибарян покончил жизнь самоубийством. Двух других членов экипажа Кельвин находит в состоянии глубокой депрессии, на грани помешательства. Выясняется, что причиной психических отклонений экипажа является появление на станции существ, которых можно было бы назвать фантомами, если бы они не были, с точки зрения землян, вполне материальны. Единственное объяснение их появления — фантомы созданы океаном Соляриса. Судя по происходящему с Кельвином и редким оговоркам его коллег, фантомы являются точными (исходя из памяти о них конкретного члена экипажа, то есть таким, каким его помнил сам человек) копиями реального человека, как во внешности, так и в поведении, копиями людей (во всяком случае — живых существ), ранее знакомых человеку, причём таких, с которыми связаны острые, травмирующие воспоминания, или материализацией его фантазий, зачастую неприятных или аморальных, которых сам человек стыдится. Кельвину Океан посылает его девятнадцатилетнюю жену Хари, которая за десять лет до описываемых событий покончила с собой (отравилась) после размолвки с ним.

    Кельвин начинает понимать, что и ему недалеко до потери рассудка. Он проводит над собой ряд опытов, позволяющих убедиться, что всё с ним происходящее — реальность, а не бред или галлюцинация. При этом он находит свидетельства того, что и Гибарян проводил аналогичные опыты. Кельвин пытается избавиться от фантома Хари, отправив её в ракете в полёт за пределы станции, но это не помогает — Хари появляется опять, точно такая же, причём не помнящая своего предыдущего появления. Кельвин уже не в силах сопротивляться её присутствию и начинает просто жить и общаться с ней, как с обычной, реальной женщиной.

    Мимоид имитирует вертолёт

    Кельвин и его коллеги пытаются понять, как устроены «фантомы». Исследование тканей фантомов показывает, что они являются точными моделями обычных человеческих тканей, построенными из каких-то неизвестных структур, стабилизированных силовыми полями, очевидно, генерируемыми Океаном. Фантомы при физическом воздействии чувствуют боль, но при повреждениях очень быстро восстанавливаются. Фантом не может ни покончить с собой, ни быть убит; будучи внешне вполне мёртвым, он через короткое время «воскресает» в прежнем виде: Хари пыталась покончить с собой, выпив жидкий кислород, но вскоре очнулась и полностью восстановилась. Пробы тканей восстанавливаются даже после участия в химических реакциях (кровь Хари восстановилась в пробирке после сжигания кислотой). Даже после аннигиляции фантом вскоре возвращается. Фантомы ощущают себя настоящими людьми, имеют память, хотя и со значительными провалами, и чувства, но при этом каким-то образом «привязаны» к человеку, которому явились: они физически не могут долго выносить его отсутствие. Например фантом Хари с нечеловеческой силой выбивает дверь, когда Кельвин уединяется в своей каюте. Со временем, находясь рядом с человеком, фантом всё более «очеловечивается», приобретает черты, не свойственные оригиналу, точнее, воспоминаниям человека об оригинале, и становится всё более самостоятельным.

    Доктор Кельвин на самом себе ощущает все проблемы и разочарования, которые испытала соляристика. Люди изучают Океан, но и Океан своеобразно изучает их. Причём делает это безжалостно, не отдавая отчёта в том, что так он может повредить изучаемому. Во весь рост встаёт вопрос, над которым уже давно бьётся наука об Океане: возможен ли в принципе контакт разумов, между которыми, кажется, нет вообще ничего общего?

    Контакт означает обмен какими-то сведениями, понятиями, результатами… Но если нечем обмениваться? Если слон не является очень большой бактерией, то океан не может быть очень большим мозгом.

    Хари сначала начинает догадываться о своей нечеловеческой сущности, а прослушав запись, оставленную Гибаряном для Кельвина, окончательно убеждается в истинном состоянии дел. Тем временем Кельвин и Снаут принимают решение продолжить экспериментальную работу. Они снимают энцефалограмму мозга Кельвина и направляют в различные участки океана пучки жёсткого гамма-излучения, промодулированные ею. Пока продолжаются эксперименты, Сарториус находит способ уничтожения фантомов в аннигиляционной камере станции и предлагает ликвидировать фантом Хари. Кельвин, уже воспринимающий фантом как реального человека, горячо возражает, Снаут склоняется к точке зрения Сарториуса. Снаут пытается убедить Кельвина, что их действия нельзя воспринимать через призму человеческих моральных норм, так как сама ситуация уже далеко вышла за пределы морали; Кельвин, не найдя возражений и понимая умом правоту коллеги, не может, тем не менее, согласиться с ним и обдумывает варианты действий, которые позволили бы ему сохранить Хари. В конце концов решение принимает сама Хари: втайне от Кельвина она добровольно соглашается на аннигиляцию.

    Когда и после такой убийственной попытки контакта не удалось добиться какой-либо внятной реакции, учёные приходят к выводу, что присутствие людей больше не имеет смысла. Кельвин подаёт рапорт руководству с предложением о прекращении дальнейших экспериментов, предлагая эвакуировать экипаж на Землю. Находясь в состоянии нервного шока после гибели Хари, он даже обдумывает возможность нанести по Океану лучевой удар генераторами антиматерии. Однако позже, когда становится ясно, что новые «фантомы» перестали появляться, это расценивается как некая реакция Океана на эксперимент. Кельвин решает остаться и продолжить попытки установить контакт с Океаном.

    История создания[править]

    К концу 1950-х Станислав Лем уже был признанным мастером жанра. В «Солярисе» он начал отходить от утопических настроений своих ранних произведений и стал больше склоняться к крупной романной форме литературы. Основная часть книги была написана примерно за 6 недель в июне 1959 года, когда Станислав Лем был в Закопане.

    Спустя год писатель вернулся к роману и закончил последнюю главу. Впоследствии Лем уже не мог найти место, где остановился и продолжил книгу.[2]

    Автор о создании романа[править]

    В те годы я был особенно хорошо информирован о новейших научных течениях. Дело в том, что краковский кружок был чем-то вроде коллектора научной литературы, поступавшей во все польские университеты из США и Канады. Распаковывая эти ящики с книгами, я мог «позаимствовать» заинтересовавшие меня труды, в частности «Кибернетику и общество» Норберта Винера. Всё это я проглатывал по ночам, чтобы книги пришли к их истинным адресатам как можно быстрее. Набравшись так ума-разума, я в течение нескольких лет написал романы, за которые мне и теперь не стыдно,— «Солярис», «Эдем», «Непобедимый» и т. д.

    … Я думаю, что в начале своего писательского пути я сочинял исключительно вторичную литературу. На втором этапе («Солярис», «Непобедимый») я достиг границ пространства, которое в общем-то было уже исследовано. … Все романы типа «Солярис» написаны одним и тем же способом, который я сам не могу объяснить… Я и теперь ещё могу показать те места в «Солярис» или «Возвращении со звёзд», где я во время писания оказался по сути в роли читателя. Когда Кельвин прибывает на станцию Солярис и не встречает там никого, когда он отправляется на поиски кого-нибудь из персонала станции и встречает Снаута, а тот его явно боится, я и понятия не имел, почему никто не встретил посланца с Земли и чего так боится Снаут. Да, я решительно ничего не знал о каком-то там «живом Океане», покрывающем планету. Всё это открылось мне позже, так же, как читателю во время чтения, с той лишь разницей, что только я сам мог привести всё в порядок. … … «Солярис» я считаю удачным романом…

    — С. Лем. «Моя жизнь»

    Культурное влияние[править]

    Роман оказал большое влияние на развитие научной фантастики, книга неоднократно экранизировалась и переведена более чем на 30 языков, в том числе и на русский.

    По мнению Бориса Стругацкого, роман Лема входит в десятку лучших произведений жанра и оказал «сильнейшее — прямое либо косвенное — влияние на мировую фантастику XX века вообще и на отечественную фантастику в особенности».[3]

    Сергей Лукьяненко в романе «Звёзды — холодные игрушки» даёт неявную ссылку на «Солярис»: «...А была целая планета, имевшая разум. Океан разумной протоплазмы, с которым никто не смог установить контакт… и Алари получили приказ...».

    Русские переводы[править]

    На русском языке отрывок романа впервые появился в переводе В. Ковалевского в № 12 журнала «Знание-сила» за 1961 год (глава «Соляристы»). В 1962 году роман в сокращённом переводе М. Афремовича был опубликован в № 4-8 журнала «Наука и Техника», а затем, в сокращённом переводе Д. Брускина, в № 8-10 журнала «Звезда». Позднее появился более полный авторизованный перевод Брускина. В 1976 году был издан единственный полный перевод романа, выполненный Г. А. Гудимовой и В. М. Перельман.[4]

    Интересно, что в переводах Ковалевского и Афремовича планета и океан называются «Соларис» и это имя женского рода, в соответствии с польским оригиналом (женский род имя океана имеет и в позднем переводе Гудимовой и Перельман). В переводе Брускина используется написание «Солярис», причём это имя имеет мужской род (по-видимому, для согласования со словом «океан»), и в этой форме наиболее прочно вошло в русский язык.

    В первом русском переводе романа имелись купюры в заключительной главе «Древний мимоид» — был выброшен диалог Кельвина и Снаута о природе Океана как «ущербного бога», неспособного понять и признать приобретенную в процессе очеловечивания способность своих фантомов к самостоятельным поступкам[5].

    Экранизации и инсценировки[править]

    «Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой… Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Но я-то писал и думал совсем наоборот.

    Содерберг сделал «Солярис» — я думал, что худшим был «Солярис» Тарковского… Я ничего не написал о том, что фильм мне нравится. Я не написал, что он мне не нравится. Это не то же самое. Знаете, добрый злодей это не то же самое, что злой добродей. Есть разница… Мне ведь не говорили, чтобы я соглашался, потому что заработаю денег, а только «вы не имеете понятия, какие технические возможности есть у Голливуда», и я поверил. Я не предполагал, что этот болван, извините, режиссёр, выкроит из этого какую-то любовь, это меня раздражает. Любовь в космосе интересует меня в наименьшей степени. Ради Бога, это был только фон. Но я все-таки человек достаточно воспитанный. Поэтому не набросился на этого Содерберга, это не имеет смысла. У меня была стопка американских рецензий, и я видел, что все старались, потому что Содерберг известен, исполнитель главной роли очень известен, и поэтому на них не навешивали всех собак… Кроме этого, автору как-то не положено особо возмущаться, ну не положено.

    — Журнал «Lampa», Варшава, 2004, №4

    • Московский композитор Сергей Жуков написал двухактный балет «Солярис» по мотивам романа. Либретто А. Соколова и В. Фетисова. Поставлен в 1990 г. в Днепропетровском театре оперы и балета, балетмейстер — А. Соколов, дирижёр Н. Шпак, художник Г. Якубовская, режиссёр Ю. Чайка.[7]
    • «Solaris. Дознание» (Россия, 2007) — спектакль московского театра «АпАРТе». Режиссёр — А. Любимов, художники — М. Кривцова и К. Автандилова. В ролях: А. Фигуровский, А. Зыкова, А. Любимов, Д. Дежин.[8][9]
    • «Солярис» — радиоспектакль (Россия, 2007, продолжительность 3 часа 45 минут). Автор сценария и режиссёр Дмитрий Креминский, композитор Тимур Кадочников. Роли исполняют: Сарториус — Александр Филиппенко, Снаут — Армен Джигарханян, Кельвин — Владислав Ветров, Гибарян — Александр Вилькин, Мессенджер — Алексей Жарков, Бертон — Андрей Тушканов, Хари — Татьяна Шпагина.[10]

    Ошибки в романе[править]

    • В романе точно указана масса живого океана — 17 биллионов (польск. bilionów) тонн. Указаны также размеры планеты Солярис (радиус на 20 % больше радиуса Земли) и общая площадь суши (меньше территории Европы, то есть около 10 млн км²). Если допустить, что «биллион» в данном случае интерпретируется по длинной шкале и означает «триллион» (1012), а плотность студенистого океана примерно равна плотности живой ткани (около плотности воды), то его объём — ок. 17 000 км³, а глубина в среднем всего лишь около 2 сантиметров, что не согласуется с его описанием в тексте как полновесного океана глубиной до нескольких миль. Если же имелась в виду короткая шкала и биллион это миллиард, то вообще получается глубина, неразличимая глазом. Для сравнения, масса земного океана составляет 1,4·1018 т или 1,4 миллиардов миллиардов тонн, а объём — 1,34·109 км³.
    • В конце романа описывается процесс аннигиляции фантома Хари как вспышка света и слабая воздушная волна, причём это происходило на станции. Если принять массу искусственной девушки за 50 кг, а массу антивещества, необходимого для реакции аннигиляции также 50 кг, то мощность взрыва составила бы 2,35 гигатонн тротилового эквивалента или примерно 40 «Царь-бомб».
    • В романе описывается, как Кельвин доказывает себе, что окружающее не является плодом его воображения, сравнив сообщённые сателлоидом данные о своей траектории с соответствующими вычислениями, сделанными большим калькулятором станции. При этом он рассуждает следующим образом: «… если цифры, сообщенные сателлоидом … являются плодом моего воображения, то они … не смогут совпасть с другим рядом — вычисленных данных. Мозг мой может быть больным, но ни при каких условиях он не в состоянии произвести вычисления, выполненные большим калькулятором станции, так как на это потребовалось бы много месяцев. А следовательно, если цифры совпадут, значит, большой калькулятор станции на самом деле существует, и я пользовался им в действительности, а не в бреду». Легко понять, что эти рассуждения неверны, ведь если бы и спутник, и его сообщение, и станция, и её компьютер существовали лишь в больном воображении Кельвина, то больной мозг легко мог бы вообразить себе, что два ряда цифр совпадают. Правильность подобных рассуждений означала бы возможность опровергнуть солипсизм

    wp.wiki-wiki.ru

    Солярис (роман) Википедия

    У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис. Жанр Автор Язык оригинала Дата написания Дата первой публикации
    Солярис
    Solaris
    фантастический роман
    Станислав Лем
    Польский
    1960
    1961

    «Соля́рис», в некоторых русских переводах «Сола́рис» (польск. «Solaris» от лат. Solaris — солнечный) — фантастический роман Станислава Лема, описывающий взаимоотношения людей будущего c разумным Океаном планеты Солярис.

    Сюжет[ | код]

    Действие романа разворачивается в далёком будущем. Повествование происходит от первого лица доктора Криса Кельвина. В романе присутствуют две сюжетные линии:

    • пребывание Кельвина на исследовательской станции «Солярис»;
    • изложение истории открытия и исследования планеты в форме знакомства Кельвина с научной библиотекой на борту станции.

    Солярис и соляристика[ | код]

    Солярис. Картина Доминика Синьоре

    Планета Солярис[1] была открыта более чем за 130 лет до описываемых в романе событий. Солярис — спутник системы двойной звезды, который движется по сложной орбите около обоих светил. Диаметр приблизительно на 20 % больше земного, присутствует атмосфера, непригодная для дыхания человека. Первоначально Солярис не привлёк внимания учёных, но через несколько лет обнаружилось, что орбита планеты не соответствует законам небесной механики: по расчётам Солярис должен был упасть на поверхность одной из звёзд, но из-за необъяснимых флуктуаций этого не происходило. При последующем исследовании планеты оказалось, что практически всю её площадь покрывает океан из живой студенистой субстанции, которая и является единственным обитателем планеты. Эта субстанция могла изменять орбиту планеты без каких-либо инструментов, путём непосредственного влияния на метрику пространства-времени. Сначала выдвигалось множество гипотез о природе, организации и уровне развития Океана, но после ряда исследований учёные сделали вывод, что Океан — существо, обладающее высокоразвитым разумом, и действия по коррекции орбиты планеты он предпринимает вполне сознательно.

    С момента обнаружения странностей в орбите планеты берёт начало наука соляристика, основной задачей которой стало установление контакта с мыслящим Океаном. Была построена научно-исследовательская станция «Солярис», представляющая собой лабораторию, оборудованную всем необходимым для изучения Океана, которая парит над поверхностью планеты благодаря антигравитационным устройствам. Кроме станции по круговой орбите вокруг Соляриса вращается саттеллоид (искусственный спутник), предназначенный для контроля орбиты, сбора данных и связи с Землёй.

    Обнаружилось, что Океан способен образовывать на своей поверхности замысловатые структуры, построенные с применением сложнейшего математического аппарата. Анализ электромагнитных и гравитационных волн, генерируемых океаном, выявил определённые закономерности. Однако многочисленные попытки контакта провалились одна за другой: хотя Океан и отвечал на различные воздействия исследователей, в его реакциях не удалось найти никакой системы. При этом и сам Океан осуществлял некоторые действия, которые земляне интерпретировали как попытку

    ru-wiki.ru

    Солярис (фильм, 1972) — Википедия

    У этого термина существуют и другие значения, см. Солярис.

    «Солярис» — драма, снятая Андреем Тарковским в 1972 году по мотивам одноимённого романа польского писателя-фантаста Станислава Лема об этических проблемах человечества через призму контактов с внеземным разумом. Широкоэкранный фильм состоит из двух равных частей. Главные роли исполнили Донатас Банионис и Наталья Бондарчук.

    Обладатель Гран-при Каннского кинофестиваля. По результатам некоторых опросов входит в число величайших фантастических фильмов в истории кинематографа[1][2].

    Действие происходит в неопределённом будущем. Соляристика — наука, изучающая далекую планету Солярис, — зашла в тупик. На Земле разгорается дискуссия — продолжать ли тратить ресурсы на исследования планеты или окончательно свернуть их. Споры подогревает свидетельство пилота Бертона, некоторые делают из него вывод, что океан планеты, возможно, обладает разумом. Психолог, доктор Крис Кельвин вылетает на Солярис, чтобы принять решение на месте.

    На огромной орбитальной полузаброшенной научной станции «Солярис» уже несколько лет живут только трое учёных: Снаут, Сарториус и Гибарян. Оказавшись на станции, скептически настроенный Крис обнаруживает, что её экипаж измучен необъяснимыми явлениями: к людям приходят «гости» — материальное воплощение их самых мучительных и постыдных воспоминаний. Избавиться от «гостей» невозможно никаким способом — они возвращаются снова и снова. Снаут полностью деморализован, Сарториус спасается под маской холодного, циничного исследователя, а Гибарян и вовсе покончил с собой незадолго до прибытия Кельвина. В предсмертном послании Гибарян говорит: «Это не безумие… здесь что-то с совестью». Земляне, похоже, сами стали объектом исследований со стороны разумного океана планеты.

    Пока Кельвин спит, «гость» приходит и к нему. Океан материализует образ его жены, Хари, за 10 лет до этого наложившей на себя руки после семейной ссоры. Поначалу Кельвин, как и другие соляристы, пытается избавиться от двойника, но тщетно. Со временем Кельвин начинает относиться к «гостю» как к живому человеку. Копия Хари тоже постепенно осознаёт свою сущность. Вместо запрограммированной потребности неотлучно находиться возле Кельвина в ней развивается человеческая способность к самостоятельному принятию решений. Понимая, что своим существованием она причиняет Кельвину страдания, она сначала пытается убить себя, а после неудачи просит Снаута и Сарториуса её уничтожить, что они и делают путём аннигиляции. Потом Сарториус и Снаут проводят эксперимент, послав энцефалограмму Кельвина океану, и он приносит результат — визиты «гостей» прекращаются. Зато океан стал проявлять другую непонятную активность — начали появляться странные острова на его поверхности.

    В финале Крис Кельвин возвращается к отцу, и оба застывают на пороге дома в позе персонажей «Возвращения блудного сына» Рембрандта. После этого камера поднимается вверх, и видно, что на самом деле это не Земля, а остров в океане Соляриса.

    Съёмочная группа[править]

    Музыку для фильма сочинил Эдуард Артемьев, в то время уже признанный лидер советской электронной музыки, который также писал музыку ко многим известным впоследствии фильмам.

    Также авторами было использовано переложение фа-минорной хоральной прелюдии Иоганна Себастьяна Баха (Ich ruf zu Dir, Herr Jesu Christ, BWV 639), сделанное Эдуардом Артемьевым. Это произведение известно под названием «Слушая Баха (Земля)».

    Эпизод, в котором Бертон едет на машине по бесконечным тоннелям, развязкам, эстакадам, снимали в Токио («Городе будущего»)[3].

    Сцена в зеркальной комнате была снята, но она не вошла в окончательный монтаж[4]. Режиссёр изъял её из фильма. Сейчас этот загадочный шаг поклонники Тарковского связывают с происками цензуры. На самом деле цензуру и редактуру эта сцена не волновала, и мотивы у режиссёра, скорее всего, были внутренними. Известно, что он не раз возражал против того в фильмах, что казалось ему «слишком красивым»[5][6].

    Сцена с невесомостью снималась при помощи двух операторских кранов, на одном из которых был закреплён киносъёмочный аппарат, а на другом располагались актёры[7].

    Тарковский так отзывался о своей картине:

    Главный смысл… фильма я вижу в его нравственной проблематике. Проникновение в сокровенные тайны природы должно находиться в неразрывной связи с прогрессом нравственным. Сделав шаг на новую ступень познания, необходимо другую ногу поставить на новую нравственную ступень. Я хотел доказать своей картиной, что проблема нравственной стойкости, нравственной чистоты пронизывает все наше существование, проявляясь даже в таких областях, которые на первый взгляд не связаны с моралью, например, таких как проникновение в космос, изучение объективного мира и так далее.

    Автор романа Станислав Лем негативно воспринял работу Тарковского:

    «Солярис» — это книга, из-за которой мы здорово поругались с Тарковским. Я просидел шесть недель в Москве, пока мы спорили о том, как делать фильм, потом обозвал его дураком и уехал домой… Тарковский в фильме хотел показать, что космос очень противен и неприятен, а вот на Земле — прекрасно. Я-то писал и думал совсем наоборот[8]. К этой экранизации я имею очень принципиальные претензии. Во-первых, мне бы хотелось увидеть планету Солярис, но, к сожалению, режиссёр лишил меня этой возможности, так как снял камерный фильм. А во-вторых (и это я сказал Тарковскому во время одной из ссор), он снял совсем не «Солярис», а «Преступление и наказание». Ведь из фильма следует только то, что этот паскудный Кельвин довел бедную Хари до самоубийства, а потом по этой причине терзался угрызениями совести, которые усиливались её появлением, причем появлением в обстоятельствах странных и непонятных. Этот феномен очередных появлений Хари использовался мною для реализации определенной концепции, которая восходит чуть ли не к Канту. Существует ведь Ding an sich, непознаваемое, Вещь в себе, Вторая сторона, пробиться к которой невозможно. И это в моей прозе было совершенно иначе воплощено и аранжировано… А совсем уж ужасным было то, что Тарковский ввел в фильм родителей Кельвина, и даже какую-то его тетю, а прежде всего — мать, а «мать» — это «Россия», «Родина», «Земля». Это меня уже порядочно рассердило. Были мы в тот момент как две лошади, которые тянут одну телегу в разные стороны… В моей книге необычайно важной была сфера рассуждений и вопросов познавательных и эпистемологических, которая тесно связана с соляристической литературой и самой сущностью соляристики, но, к сожалению, фильм был основательно очищен от этого. Судьбы людей на станции, о которых мы узнаем только в небольших эпизодах при очередных наездах камеры, — они тоже не являются каким-то экзистенциальным анекдотом, а большим вопросом, касающимся места человека во Вселенной, и так далее. У меня Кельвин решает остаться на планете без какой-либо надежды, а Тарковский создал картину, в которой появляется какой-то остров, а на нём домик. И когда я слышу о домике и острове, то чуть ли не выхожу из себя от возмущения. Тот эмоциональный соус, в который Тарковский погрузил моих героев, не говоря уже о том, что он совершенно ампутировал «сайентистский пейзаж» и ввел массу странностей, для меня совершенно невыносимых[9].

    Параллель между эфемерными созданиями Соляриса и произведениями искусства людей (которые в фильме представлены полотнами Брейгеля, копией Венеры Милосской, иконой Троицы, музыкой Баха, текстами «Дон-Кихота») выносит на поверхность вопрос о взаимоотношениях человека с его созданиями, в частности с кино как искусством репродуцирования реальности[10]. В философских дискуссиях герои Тарковского обращаются к именам Толстого, Достоевского, Мартина Лютера, к произведению Гёте «Фауст», мифу о Сизифе, спорят с идеями Фридриха Ницше, не называя его по имени (монолог Криса «Проявляя жалость, мы опустошаемся…»[11]). Предлагаемые режиссёром ответы радикальны. В отличие от большинства фантастических фильмов, которые противопоставляют человеческое и механическое начала как заведомо непримиримые противоположности, Тарковский обнаруживает между ними тайное родство[10]. На него намекают уже самые первые кадры фильма: загадочно колеблющиеся водоросли земного водоёма предвещают вечный водоворот океана планеты Солярис[10]. Синтез земного и инопланетного достигает апофеоза в последней сцене фильма: в безбрежном океане Соляриса плывут острова, сотканные из памяти людей о Земле, и на одном из них Крис обнимает своего отца, принимая позу рембрандтовского блудного сына.

    Фрейдистское толкование фильма предложил в «Киногиде извращенца» культуролог Славой Жижек:

    Нашему либидо необходима иллюзия, чтобы себя поддерживать. Один из самых интересных мотивов в научной фантастике — это мотив машины бессознательного Оно — объекта, обладающего чудесной способностью напрямую материализовывать, воплощать прямо на наших глазах наши самые заветные желания и даже чувство вины. «Солярис» — фильм о машине бессознательного. Это история психолога, которого отправили на станцию, вращающуюся на орбите вновь открытой планеты Солярис. Эта планета обладает чудесной способностью напрямую воплощать мечты, страхи, самые глубокие травмы, желания, самое сокровенное в душевной жизни.

    Герой фильма однажды утром обнаруживает свою жену, много лет назад покончившую жизнь самоубийством. Так что он реализует не столько своё желание, сколько чувство вины. Она не обладает полноценным бытием и страдает от провалов в памяти, потому что она знает только то, что он знает, что она знает. Она — это просто его воплощённая фантазия. И её подлинная любовь к нему выражается в отчаянных попытках уничтожить себя: отравиться и т. д., просто чтобы освободить пространство, потому что она догадывается, что этого хочет он. Но от призрачного, нереального присутствия избавиться гораздо труднее, чем от живого человека. Оно преследует тебя как собственная тень.

    Другие экранизации первоисточника[править]

    Призы и награды[править]

    1. ↑ Blade Runner tops scientist poll (англ.). BBC News. Проверено 3 июля 2012. Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
    2. ↑ Top 10 sci-fi films (англ.). The Guardian. Проверено 3 июля 2012. Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
    3. ↑ Н. М. Зоркая, А. М. Сандлер. Мир и фильмы Андрея Тарковского: размышления, исследования, воспоминания, письма. — Искусство, 1991. — С. 88. — 397 с.
    4. ↑ Медиа-архив Андрей Тарковский. Солярис. Альтернативные фрагменты. Проверено 3 июля 2012. Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
    5. ↑ Фильм Андрея Тарковского «Солярис»: Материалы и документы. Сб. / Сост. Д. А. Салынский. — М.: Астрея, 2012. — 416 с. — ISBN 978-5-903311-20-0.
    6. ↑ Материалы и документы о съёмках фильма «Солярис» Андрея Тарковского. журнал «Сеанс». Проверено 3 июля 2012. Архивировано из первоисточника 5 августа 2012.
    7. ↑ Хироси Такахаси. Вадим Юсов. О Тарковском (рус.). Архив. журнал «Искусство кино» (ноябрь 2013). Проверено 6 января 2014.
    8. ↑ Газета «Московские новости» от 18.06.1995.
    9. ↑ S. Beres. Rozmowy ze Stanislawem Lemem. — Krakow: WL, 1987. — С. 133-135.
    10. ↑ 10,010,110,2 D. Steven. The Solaris Effect: Art & Artifice in Contemporary American Film. — University of Texas Press, 2006. — С. 10, 13-15. — ISBN 0-292-71345-2.
    11. ↑ А.Л. Казин, «Феномен Тарковского». Соловьёвские исследования. Выпуск 3(35) 2012
    • Н. М. Зоркая, А. М. Сандлер. Мир и фильмы Андрея Тарковского: размышления, исследования, воспоминания, письма. — Искусство, 1991. — 397 с.
    • Фильм Андрея Тарковского «Солярис»: Материалы и документы. Сб. / Сост. Д. А. Салынский. — М.: Астрея, 2012. — 416 с. — ISBN 978-5-903311-20-0.

    www.wiki-wiki.ru