Эксклюзивное интервью - 60 лет Вячеславу Фетисову :: Телеканал РБК. Интервью вячеслав фетисов


Вячеслав Фетисов: в ближайшие пятьдесят лет свои привычки менять не собираюсь | Интервью

20 апреля Вячеславу Фетисову исполняется 60 лет. Двукратный обладатель Кубка Стэнли, семикратный чемпион мира рассказал специальному корреспонденту РИА Новости Елене Вайцеховской о самых ярких событиях своей жизни в промежутке между двумя юбилейными датами.

- Я на самом деле даже не чувствую разницы. И возраста не чувствую, - начал Фетисов нашу беседу. – Когда исполнялось 50, вроде как-то волнительно было, все-таки круглая дата. А сейчас… Как и прежде занимаюсь самыми разными делами, опыт получил жизненный, который, как известно, ни за какие деньги купить нельзя. Наверное, знаний добавилось, не знаю. Странно как-то все это для меня. 60 лет. Для кого-то жизнь в этом возрасте уже заканчивается. 

- А что хочется вспомнить самому, оглядываясь назад?

Двукратный олимпийский чемпион, семикратный чемпион мира и двукратный обладатель кубка Стэнли Вячеслав Фетисов во время зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи

- Олимпиаду в Сочи. То, что я к этому в определенной степени приложил руку. И большие старания, и профессиональные навыки. На самих играх я присутствовал, как приглашенный гость, хотя на церемонии открытия нес флаг – это тоже достаточно знаковая для меня вещь. Мне приятно сейчас вспоминать, что я имел к тем событиям самое непосредственное отношение, это дорогого стоит. До сих пор, когда приезжаю в Сочи, каждый раз вспоминаю все перипетии, с чего все начиналось. Из того, что еще произошло за десять лет, назвал бы четыре фильма, которые были сняты о хоккее. Не знаю уж, насколько это можно считать жизненным достижением, но американцы сняли про ту нашу команду три фильма. Два из них – художественных, а третий, который вышел совсем недавно, про нашу "Русскую пятерку" в Детройте с таким броским заголовком: "Как пять русских парней поменяли хоккей навсегда". Приятно осознавать, что мы оставили свой след. 

Что еще сказать? В личном плане самое главное, что отец жив и здоров, дочка учится, стала взрослой, стремится добиться успеха в этой жизни. 

Тонна бесстрашия и мужества. Долина, Газзаев, Александр Медведев – о юбиляре Фетисове >>

- Учится в России, или в Америке?

- В Нью-Йорке, в лучшей школе кинематографии. Прошла конкурс, в котором участвовало пять тысяч человек со всего мира, попала в первую тридцатку. Видеть, как она стремится добиться своей цели, для меня радостнее всего.

Вячеслав Фетисов с супругой Ладой (слева) и дочерью Анастасией

- Вы наверняка читали не столь давнее интервью вашей коллеги по Госдуме  Ирины Родниной, в котором ей открытым текстом ставили в вину то, что дочь выросла американкой, живет в США и совершенно не стремится в Россию. Вашей семьи подобная проблема не коснулась?

- Это глупость на самом деле. По отношению ко мне – точно. Я был приглашен на госслужбу в то время, когда вся страна знала, где я жил, где работал, где у меня дочь родилась. Все знали не только о том, что у меня была грин-карта, но и о том, что я никогда не позволю себе иметь американский паспорт, о котором в те времена много кто мечтал. У меня и счета были в американских банках с 1989 года, и имущество, которое я нажил, играя в хоккей. Так получилось. При этом я всегда оставался патриотом своей страны и делал все, чтобы защищать ее и прославлять.  Соответственно сейчас мне и в голову не приходит скрывать какие-то моменты собственной биографии. Что касается дочери, она с каждым годом все больше и больше склоняется к тому, чтобы жить не в Америке, а в Москве. У Насти есть возможность остаться работать в США, но тем не менее ее тянет сюда. 

Ирина Роднина и Вячеслав Фетисов

- Вы удивили меня, назвав Олимпиаду в Сочи наиболее знаковым для себя моментом. Почему-то думала, что вспомните Пхенчхан и российское хоккейное золото, за которым охотилось не одно поколение российских тренеров и вы в том числе.  

- Ну ко мне-то эта Олимпиада какое отношение имеет? Хотя Никиту Гусева в свое время нашли именно мы, когда он никому не нужен был. И он играл у меня в "Красной Армии". Илью Ковальчука и Пашу Дацюка я взял в сборную, когда был главным тренером и генеральным менеджером перед Играми в Солт-Лейк-Сити. И счастлив, что увидел, как они стали олимпийскими чемпионами. Точно так же счастлив, что золото вернулось в страну. 

Выдающийся советский и российский хоккеист Вячеслав Фетисов, отмечающий 60-летие. Справка >>

- Отсутствие в Пхенчхане игроков НХЛ не превратило Игры в ваших глазах в турнир второго сорта?

Хоккеисты сборной России

- Почему это должно было произойти? Все, кто хотел и мог туда приехать – приехали. В том формате, в котором шел турнир, наши ребята победили абсолютно заслуженно: они точно такие же олимпийские чемпионы как те, кто побеждал до них.  Да, была драма, чуть ли не триллер, и думаю, по этой теме обязательно снимут фильм. Многие мои коллеги вообще ведь не считали, что нужно ехать на Игры, возможно, просто не хватало понимания, о чем идет речь, или хотелось использовать какие-то политические моменты. Я бы здесь поблагодарил прежде всего президента страны, который сразу дал понять, что никто ничего не будет запрещать. А сегодня все эти мальчишки стали героями, построили мостик в будущее. Не случись этого, возможно, мы просто потеряли бы целое поколение талантливых спортсменов, не дали бы им возможности исполнить самую заветную мечту.

- Вас удивило, что после Игр российские хоккейные руководители не стали удерживать Олега Знарка на посту главного тренера сборной?

- Если бы я находился внутри системы, возможно, знал бы ситуацию лучше и мне проще было бы судить о причинах, побудивших Знарка уйти. Мне такая ситуация не совсем понятна и, как мне кажется, она не очень красива. В версию о деньгах и подарках я не слишком верю – Знарок на сегодняшний день – один из самых высокооплачиваемых тренеров в мире. Наверное, произошло что-то более серьезное. Но, повторяю: истинные причины мне неизвестны. 

- Четыре года назад, когда вы собирались баллотироваться на пост президента ФХР, я спросила вас, будете ли вы повторять попытки, если проиграете? Спрошу и сейчас: допускаете ли вы возможность возвращения в большой хоккей?

Вячеслав Фетисов

- Я молодой еще, так что посмотрим. А серьезно, я ведь четыре года назад выходил с серьезной программой, в ответ на которую мне было сказано, что в российском хоккее и без моей программы все хорошо. Сейчас могу констатировать, что мы потеряли очередные четыре года. Да, мы выиграли Олимпиаду, но давайте назовем вещи своими именами: в Пхенчхане мы были в пятидесяти пяти секундах от позора, если оценивать ситуацию профессионально. Если бы мы проиграли немцам в финале, это был бы позор, от которого мы не отмылись бы никогда, даже кровью. По сравнению с этим то, что было в 1980 году, показалось бы цветочками. Так что не все так благополучно, как кажется. Я только что вернулся с Дальнего Востока, ездил туда с друзьями в своего рода предъюбилейный тур, и могу сказать, что перспектив у мальчишек в этих регионах нет никаких. А дать их – это одна из первостепенных задач российской федерации хоккея. Ко мне на Золотой шайбе даже один родитель подошел, спросил: "Что же вы творите?" А дело в том, что возрастной разрыв там может быть четыре года. Есть разница, когда 11-летний борется на льду с 15-летним? В контактном виде? Соответственно пересмотра требуют очень многие вещи, начиная от методик подготовки. Ну да, можно отчитываться за работу медалями, к которым федерация не имеет никакого отношения, поскольку игроков готовят клубы. Но их количество нужно постоянно пополнять. Говорить об этом никто не хочет, а эта проблема может в любой момент нас накрыть.

За спорт в ответе: Дегтярев, Газзаев, Фетисов, Сафин, Чепиков и другие в комитете ГД. ФОТО >>

- Дальневосточный "Адмирал", который вы когда-то создавали, сейчас переживает не самые простые времена в связи с нашумевшим "делом Магомедовых". Допускаете ли вы, что из-за резкого ухудшения финансовой ситуации клуб могут вообще снять с чемпионата?

Болельщики ХК "Адмирал"

- По большому счету это сейчас уже тоже не мой вопрос, но вот мы сейчас ездили по региону и обозначили очень важные, как мне кажется, вещи. Мы не имеем права потерять клубы Дальнего Востока. Страна сейчас по решению президента вкладывает огромные средства в развитие  этого региона и не помочь хоккейному клубу было бы на мой взгляд неправильно. Особенно если мы говорим не только о внутренней хоккейной политике, но и о геополитике и дальнейшем продвижении хоккея в Китай, Японию и Корею. Да, там много проблем, которые связаны прежде всего с тем, что из "Адмирала" убрали Александра Могильного и Филиппенко – тех, кто создавал этот клуб, но, тем не менее, нынешний губернатор, с которым я встречался и разговаривал, очень хотел бы клуб сохранить и развивать. О том же самом просили родители мальчишек, для которых мы проводили мастер-классы: все понимают, что хоккей для многих из этих мальчишек – это путевка в жизнь. Поэтому я очень надеюсь, что будет принято взвешенное решение, и вопрос будет решен. Три года назад на "Фетисов-Арене" был президент, мы вместе сидели и смотрели игру, был полный стадион, и Владимир Владимирович даже обратил внимание на то, что люди явно идут на хоккей, как на праздник: семьями, красиво одетые, с атрибутикой. 

- В Совет директоров КХЛ вы все еще входите?

- Формально – да, но мне, как депутату, оказывается нельзя этим заниматься. Поэтому сейчас я согласовываю с Владимиром Потаниным, кто придет на мое место, буду по мере сил помогать, но формально уже объявил, что по уже озвученным причинам я не принимаю никакого участия в деятельности Совета. 

- Сейчас в профессиональных кругах довольно активно обсуждаются изменения, которые могут произойти в государственных спортивных структурах страны. Вам в связи с этим делались какие-то предложения?

- Нет.

Вячеслав Фетисов

- А сами себя видите в этих сферах?

- Могу сказать, что опыт, который был наработан, никуда не делся, более того, я его обобщил и понял, что во многих областях я создавал систему, которая у нас в стране не имеет аналогов. Например, десятилетняя программа развития детского хоккея, на чем, собственно, мы и сумели выиграть Олимпиаду. Другими словами, я прекрасно понимаю, о чем сегодня нужно вести разговор, понимаю, что нужно вернуть авторитет, найти пути взаимодействия с внешним миром, с западным блоком, со всеми теми, кто сегодня принимает решения. Не скажу, что задача простая, но, понимаю, что могу быть полезен, и знаю, с чего начинать. Для меня сегодня неприемлемо браться за дело и понимать, что я его не сделаю – для такого надо быть просто идиотом, а я все-таки надеюсь, что на такого не похож. Есть дополнительные возможности в Госдуме – она впервые приняла решение наделить одного из своих депутатов дополнительными спецполномочиями – и это, считаю, исторический момент. Я представляю Госдуму во всех международных организациях, касающихся спорта. Могу сказать, что, куда бы ни обращался, реакция незамедлительная, люди с удовольствием идут на контакт, мы нормально разговариваем.

- То есть вы не считаете, что ситуация, в которой сейчас находится российский спорт, в ближайшем будущем будет только ухудшаться?

- Если ничего не делать, не налаживать контакты, не взаимодействовать, не понимать, как все разрулить – то да, будет. Я встречался со многими руководителями, которые реально не понимают, с кем им дальше решать какие-то вопросы – слишком многих спортивных руководителей в России они считают дискредитированными. 

- То есть я правильно понимаю, что если вам будет сделано предложение встать во главе российского спорта, вы незамедлительно скажете: "Да"? 

Владимир Путин и Вячеслав Фетисов

- Я ответил то, что ответил. В конце концов я уже был на таком посту, сумел собрать команду высочайших профессионалов, с которыми мы разрабатывали и пятилетнюю программу развития спорта, и законы, по которым страна сегодня живет, и программу поддержки ветеранов спорта, а ведь подобной не существует ни в одной стране мира. Мы возродили детские спартакиады, но самое главное, считаю, что нам удалось после провального для нас 2002-го олимпийского года начать встраивать Россию в международные спортивные структуры. Да, было сложно. Пришлось использовать и знания, и собственный спортивный опыт, и харизму, и репутацию, но ведь сдвинули ситуацию в свою пользу? Если бы этого не произошло, нам никто и никогда не отдал бы Олимпиаду, Универсиаду, чемпионаты мира по таким видам спорта, как плавание, легкая атлетика, и, разумеется, чемпионат мира по футболу. 

Спецпредставителем ГД по вопросам развития спорта стал Вячеслав Фетисов >>

- Вы оставили хоккей в 40 лет. Какие чувства вызвал у вас тот факт, что в этом же возрасте Павел Дацюк вместо того, чтобы завершить карьеру, подписал очередной контракт с ведущим клубом КХЛ? 

- Считаю, что такие ребята должны оставаться в хоккее как можно дольше. Они являются примером, обеспечивают преемственность. Я  только рад тому, что Паша продолжает играть. Точно знаю, что продлевать в 40 лет контракт, не любя то, чем ты занимаешься, не станет никто. 

- Неужели, глядя на действия Дацюка на площадке, вы никогда не испытываете сожаления, что он уже не столь быстр, не столь изобретателен? Другими словами, что лучшие годы, как ни крути, остались в прошлом.

Нападающий сборной России Павел Дацюк

- Знаю одно: без Дацюка, без его феноменального чутья и опыта, мы никогда не выиграли бы Олимпиаду, пусть даже героями тех Игр стали Никита Гусев и Кирилл Капризов, забивший победную шайбу. Так что роль Дацюка в команде переоценить невозможно. Взять даже игру с немцами, которая была переломлена достаточно мелкими, не всегда заметными непрофессионалу действиями. 

- Сами вы по-прежнему играете в хоккей?

- Да, пять дней в неделю. Поставил на коньки множество своих друзей самого разного ранга и возраста, получаю от всего этого колоссальное удовольствие и не собираюсь в ближайшие пятьдесят лет свои привычки менять. 

rsport.ria.ru

Вячеслав Фетисов рассказал о проблеме «блатных детей» в российском спорте :: Общество :: РБК

В российском детском спорте существует проблема дискриминации детей по социальному признаку, бороться с которой необходимо на государственном уровне, заявил Вячеслав Фетисов в интервью телеканалу РБК

Вячеслав Фетисов (Фото: Григорий Сысоев / РИА Новости)

В России остро стоит проблема «блатных детей» в детском спорте, заявил в интервью телеканалу РБК хоккеист, ​двукратный олимпийский чемпион и глава комитета Госдумы по физической культуре и спорту Вячеслав Фетисов.

«Так называемые блатные дети — чисто российское изобретение, нигде в мире такого быть не может. Зачем платить за неталантливого ребенка, чтобы он играл в первой пятерке? Когда он выйдет на рынок, он никому не нужен», — сказал Фетисов, отметив, что ​в хоккее эта проблема «ощущается особенно остро», так как клюшки и коньки стоят дорого.

Фетисов рассказал о решении стать министром после разговора с Путиным

По его словам, существование этого феномена ведет к тому, что родители обманывают себя и ребенка, а также к появлению системных проблем в спорте. «Ты обманываешь ребенка, себя, и ты развратил тренера, который тренером никогда не будет, который взял деньги не по спортивному принципу. Мы полностью понимаем, что эта система ведет нас в никуда», — сказал Фетисов.

По его словам, задача обеспечения талантливых ребят необходимым спортивным снаряжением должна решаться в том числе и при помощи государства, а шагом к ее решению может стать внедрение хоккея в общеобразовательные школы.

«Допустим, в тех регионах, где хоккей популярен, ввести хоккей в общеобразовательную систему как игру. То есть построить катки не во дворе, а в школьном дворе, дать форму, чтобы детишек поначалу втянуть в процесс. А потом уже тренер из детской спортивной школы должен ходить на уроки физкультуры, на межшкольные игры, отбирать талантливых детей, интересоваться у учителя физкультуры, кто из них более талантлив, чем остальные», — считает Фетисов.

Эта мера, считает он, действительно поможет выявить способных к хоккею ребят — «дав им клюшку, которую родители не могут сегодня дать, и коньки». Однако ее внедрение для многих сегодня не выгодно. «Эти блатные дети, возможность манипулировать, конечно, дают дополнительный заработок огромному количеству людей. Здесь должно быть решение на самом верху принято для того, чтобы эту систему поменять», — подчеркивает Фетисов.

Кроме того, федеральный центр должен помогать регионам, в которых нет возможности строить современные спортивные сооружения, говорит прославленный хоккеист и глава комитета Госдумы по физкультуре и спорту. Необходимо в целом создание региональной системы развития спорта как модели: «то есть и с инфраструктурой, и с системой соревнований, с увеличением зарплаты детскому тренеру, [чтобы] поднять его статус в обществе», пояснил он

«Мы не должны дискриминировать, дискредитировать детей по географическому и социальному признаку... Мы должны понимать, что нам необходимо прежде всего создать условия для детей. Все остальное потом», — резюмировал он.

Видео: Телеканал РБК

Вячеслав Фетисов — двукратный олимпийский чемпион по хоккею, семикратный чемпион мира, двукратный обладатель Кубка Стэнли.

С 2002-го по 2004 год был министром спорта России. С ноября 2004 по октябрь 2008 года возглавлял Федеральное агентство по физической культуре и спорту (Росспорт).

В декабре 2011 года стал первым зампредседателя комитета Совета Федерации по социальной политике, а с сентября 2016 года — первым зампредседателя комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи.

www.rbc.ru

Вячеслав Фетисов: «Министр обороны кричал, что просить прощения я приползу к нему на коленях» | Интервью | Звёзды

7 февраля в Сочи торжественно открылась зимняя Олимпиада. Среди тех, кто семь лет назад помог России получить право на ее проведение, был Вячеслав Фетисов, который в то время возглавлял Росспорт. Его авторитет в спортивном мире поистине огромен и непререкаем. Ведь то, что удалось Вячеславу в хоккее, — уникально. Он многократный чемпион мира и Европы, двукратный олимпийский чемпион, трехкратный обладатель Кубка Стэнли… Впрочем, Фетисов — победитель по жизни. Иначе как человек, родившийся в холодном бараке, сумел бы достичь всего этого?

— Вячеслав, вы, похоже, из тех, кто всегда добивается того, чего хочет. Причем во всем. Влюбились, например, в свое время в красивую девушку по имени Лада и отбили ее у мужа — известного футболиста Вагиза Хидиятуллина…

— А может, Лада сама от него ушла? (Улыбается.) Да какая разница? К чему сейчас это ворошить? Прошло столько лет. В жизни ведь всякое бывает. Поверьте, в нашей с Ладой истории не было никаких подводных камней, интриг. Мы ни от кого не скрывались. Все было открыто, по-честному. Встретились два человека и очень полюбили друг друга. Ну что же в этом удивительного? Кстати, с Вагизом мы до сих пор встречаемся, без проблем общаемся.

— Говорят, успех мужчины — в немалой степени заслуга его жены. Вы разделяете подобную точку зрения? У вас с Ладой так?

— Абсолютно. То, что за любым успешным мужиком стоит женщина, не сомневаюсь ни на секунду. Если же она ко всему прочему еще красивая и умная — это вообще невероятное счастье. Мне в этом смысле здорово повезло. Пятьдесят процентов моего успеха — точно моя жена. С одной стороны, Лада гламурная, с другой — чуткая, благоразумная, мудрая, тактичная, терпеливая, сильная, наконец. Еще вопрос, чей характер круче — мой или Лады. То, что ей пришлось пережить со мной, мало какая жена выдержит! Жить под одной крышей с известным человеком — немалый, тяжкий труд. Ради меня Лада отказалась, например, от многих своих амбиций.

— Каких?

— У нее были все шансы стать весьма успешной моделью как в России, так и в Штатах. У Лады достаточно хорошие актерские способности — в свое время она снялась в нескольких фильмах. Вообще моя жена талантлива во многих видах искусства. Лада грациозно двигается, прекрасно танцует, у нее потрясающее чувство ритма. Как только она где-то начинает танцевать, вмиг завладевает вниманием всех присутствующих! Но, став моей женой, Лада уже не могла, к сожалению, заниматься своей карьерой.

— Почему?

— Дело в том, что вскоре после того, как мы поженились, начались наши бесконечные переезды из Москвы в Нью-Йорк и обратно, началась вся моя эпопея, связанная с желанием уехать поиграть за океан, в Национальную хоккейную лигу (НХЛ).

Это было непросто. Время было по-настоящему страшное. Меня прес­­­­­­­­син­говали по полной программе — и милиция, и КГБ, и Главное политическое управление Советской армии и Военно-морского флота… Я ведь в то время играл за ЦСКА, значит, был военнослужащим, носил погоны майора. Ладно мне не давали житья. Досталось и Ладе. Ей постоянно звонили из органов, причем с прямыми угрозами: «Во что бы то ни стало отговорите своего мужа ехать в Штаты, иначе мы отправим его служить куда-нибудь в Сибирь, в самую отдаленную часть!» Лада, естественно, посылала их всех куда подальше.

Я реально горжусь, что мы с ней тогда сумели выстоять, не прогнуться. Все, что давало мне силы в те тревожные дни, — это поддержка жены и родителей. Помню историческую встречу с министром обороны Дмитрием Язовым в его кабинете, где все должно было проясниться. Стою в майорской форме перед маршалом Советского Союза. Рядом, по бокам, два хмурых особиста. Маршал говорит на повышенных тонах, сыплет в мой адрес громы и молнии, обещает стереть в порошок. Не знаю, что меня в тот момент дернуло: наверное, все уже окончательно обрыдло! Но я спокойно беру лист бумаги, достаю ручку и тут же, прямо в кабинете министра, пишу заявление с просьбой уволить меня из рядов вооруженных сил. Написал, положил заявление на стол и направился к двери. Взбешенный Язов вдогонку кричал: «Ты пожалеешь об этом дне, на коленях приползешь ко мне просить прощения!» Но я ушел. А через десять дней меня все-таки уволили из Вооруженных Сил СССР. Осознали, что я не сдамся ни при каких условиях. Я наконец стал свободным человеком, уже не зависел ни от министра обороны, ни от тренера ЦСКА Виктора Тихонова, который не только не помогал мне, а наоборот, сначала пообещал отпустить в НХЛ, а затем, может быть, по причине своей злости или зависти, вдруг передумал, из-за чего и закрутилась вся та неприятная катавасия… Как бы то ни было, считаю: своими действиями в 1988 году я хоть на чуть-чуть, но приподнял железный занавес, который так давил и пугал всех советских людей. Сев в самолет авиакомпании Pan American, отправлявшийся из Москвы в Нью-Йорк, я понял, что победил систему, не потеряв свое имя. Дело в том, что мне предлагали сбежать из СССР. Луи Ламорелло, генеральный менеджер клуба «Нью-Джерси Дэвилз», за который мне предстояло играть, как-то во время нашей очередной встречи в Нью-Йорке сказал: «Слава, из Советского Союза тебя никто никогда не отпустит. Поехали, я покажу тебе твою машину, твой дом… Подписывай контракт и оставайся, а спустя время мы перевезем в Штаты и твою семью». Однако я ответил: «Нет, я не убегу из своей страны. Я не хочу быть предателем. Я слишком ценю своих родителей и уважаю свое имя». Луи все понял и обнял меня. В Москву потом, пока все не разрешилось, он звонил мне каждый день. Не­удивительно, что, подписав прямой контракт с «Нью-Джерси», я тут же купил для всей детско-юношеской хоккейной школы ЦСКА, которая воспитала меня, новую форму, коньки, шлемы…

— А что вас так тянуло в Штаты? Деньги? Но ведь и в Москве вы, являясь одним из ведущих игроков ЦСКА и сборной СССР, прекрасно жили!

— Это верно. Уже в конце 1980-х, допустим, я ездил на «мерседесе» S-класса, потом сменил это авто на «вольво». Действительно, с тех пор как я стал играть в хоккей, деньги у меня всегда были. Копейки не считал. За то, что мы защищали по миру своими клюшками честь страны, нам весьма хорошо платили. Но, конечно, наши заработки здесь не шли ни в какое сравнение с теми, что были в НХЛ. Понимаете ли, советская система была так пагубно устроена, что спортсмена, каким бы выдающимся он ни был, после окончания карьеры просто-напросто забывали — выбрасывали прозябать. Мне не хотелось такой нищенской участи ни для себя, ни для своей семьи. Поэтому в НХЛ я ехал заработать, как говорится, на старость. Это во-первых. Ну а во-вторых, завоевав все, что только можно было в мире и в Европе, мне очень хотелось попробовать себя в чрезвычайно сильной профессиональной заокеанской лиге.

— Как вас встретили в клубе НХЛ?

— В штыки. Неприязнь к себе я ощущал буквально физически. Особенно это чувствовалось в раздевалке. В 1989 году такое отношение, в общем-то, было объяснимо. Ко мне относились как к врагу — чуждому им советскому человеку, да еще бывшему офицеру, приехавшему по их логике отбирать у американцев доллары. Было несладко. Начинать в НХЛ реально приходилось не с нуля, а даже с минуса! Свой авторитет надо было доказывать каждый день, вновь и вновь. Но, слава Богу, характер-то есть. Мы ведь тоже не лыком шиты: прошли в ЦСКА суровую школу Анатолия Владимировича Тарасова — непревзойденного тренера, педагога, философа!

— В эту хоккейную школу вас привел отец?

— Нет, я оказался в ней по собственной инициативе. Причем зачислили меня в эту легендарную школу великого Тарасова не сразу, а лишь с третьей попытки. На коньки же впервые меня поставил отец. Он же научил играть в футбол, в другие виды спорта. Отец вообще много чему научил меня в детстве. Ежедневно образовывал, воспитывал характер. Если я приходил, например, домой с синяком, он сразу давал мне подзатыльник. Чтобы в следующий раз я мог постоять за себя! Да, отец у меня — мужик жесткий. В Москву пришел со своей сестрой из рязанской деревни пешком. Долгое время наша семья жила в бараке в Бескудниково, где не было ни воды, ни отопления, только печка-буржуйка стояла. Спали в одежде. Затем, когда мне исполнилось лет шесть, переехали всей семьей в крохотную хрущевку. Возле нее-то и была хоккейная площадка, где я начал гонять шайбу. Когда стало ясно, что я всерьез увлекся хоккеем, однажды на день рождения родители сделали мне поистине царский подарок. Купили на черном рынке (больше тогда негде было достать) за бешеные деньги отличную клюшку, шлем и настоящие хоккейные перчатки. Подарок отец преподнес со словами: «Делай свое дело хорошо — и у тебя все получится!» Кстати, он, всю жизнь проработавший на стройке, мечтал, что я стану инженером. Может, поэтому отец никогда не был доволен моей игрой! (Смеется.) Без конца критиковал меня в пух и прах!

— Насте, вашей дочери, спорт тоже близок?

— Еще как! Она очень спортивная девушка. С детства занималась и теннисом, и плаванием, и гимнастикой, и конным спортом — даже выиграла в Москве несколько турниров по выездке. В седле, могу сказать, Настя держится не хуже заправского наездника.

— Но сама профессионально заняться спортом она не желала?

— Нет, Настя — ей 23 года — учится сейчас в одном из университетов Нью-Йорка. С удовольствием изучает там мир кино — узнает, как делаются картины, как их продюсируют… В прошлом году она была на практике в Голливуде. Работала на одном фильме в качестве помощника продюсера. Вуз этот, к слову, дочь выбрала сама и сама в него поступила. Настя вообще девушка самостоятельная. Учиться в Нью-Йорк уехала без нас в 17 лет! Да, она родилась там, и все ей в этом городе знакомо. Тем не менее возраст-то был еще юношеский. Но, откровенно говоря, мы с Ладой совершенно не волновались. Были за Настю спокойны. Знали, что воспитали хорошего, нормального, трудолюбивого ребенка, который умеет расставлять приоритеты и всему знает цену. Она не хнычет, когда ей больно. И если падает, то понимает, что надо скорее встать и идти дальше вперед. Ко всему прочему, Настя семейная, очень заботливая девочка. Знаете, какие добрые, теплые письма и открытки она постоянно присылает нам с Ладой из Нью-Йорка!

— Правда, что по-русски Настя говорит с американским акцентом?

— Кто это сказал? Такое могли выдумать лишь мои враги! Да, Настя окончила в Москве англо-американскую школу. Так получилось. Ведь в Россию она приехала из Штатов, когда ей было 11 лет. Не хотелось сразу отдавать ее в русскую школу. Это могло ее сильно травмировать психологически. Настя замечательно говорит и по-английски, и по-русски, и по-французски. С удовольствием изучает русскую классику, вообще читает многих отечественных авторов.

— Вячеслав, как получилось, что вы решили вернуться, хотя в Нью-Йорке у вас была прекрасная жизнь, налаженный быт, новый дом? А на родине сразу же обрушилась лавина дел и проблем — сначала вы возглавили Госкомитет РФ по физической культуре и спорту, а затем Федеральное агентство по физической культуре и спорту.

— Возвращение было осознанным решением, которому предшествовали мои неоднократные встречи с Владимиром Путиным. Когда мы в очередной раз увиделись незадолго до Олимпиады в Солт-Лейк-Сити, Владимир Владимирович предложил встать во главе сборной России по хоккею. Потом мы увиделись  уже в Кремле на награждении призеров той Олимпиады. Это мероприятие, надо отметить, было грустное: мы плохо тогда выступили. Не­удивительно, что президент пригласил меня к себе в кабинет. Мы опять долго говорили, главным образом о том, в каком позорном состоянии оказался отечественный спорт. А в конце беседы Путин неожиданно предложил мне возглавить Спорткомитет России.

Я был польщен, но сразу серьезно сказанное не воспринял. К тому же честно поделился с президентом, что в Штатах у меня есть три заманчивых предложения от разных клубов, приняв которые я стану первым европейским тренером НХЛ. Однако Путин посоветовал не торопиться, обсудить все с женой. Какое-то время мы еще общались, а в конце разговора я сказал Владимиру Владимировичу, что согласен. Добавив, что Лада — мой надежный друг и партнер по жизни, — уверен, поймет. Президент тут же связался по экстренной линии с премьер-министром и попросил, чтобы тот готовил распоряжение о моем назначении. Лада, находившаяся в Нью-Йорке, узнав обо всем, была шокирована: «Зачем тебе это? Ты что, сумасшедший? Чиновники от спорта сожрут тебя!» Но я уже не мог идти на попятную. Я, конечно, понимал, насколько плачевна была ситуация со спортом в стране. А когда во все вник, просто пришел в ужас. В спортивном хозяйстве была полная разруха, там заправляли какие-то темные, полукриминальные элементы. Все, что создавалось годами, было напрочь разрушено — великолепные спортивные базы, сооружения были превращены в притоны, где каждый день устраивались оргии! Представьте, в бассейне на подмосковной базе «Озеро Круглое», где тренировался, в частности, многократный олимпийский чемпион Владимир Сальников, повсюду плавали… презервативы! Как в этих жутких условиях можно было ждать от наших атлетов на международных соревнованиях высоких результатов?

— Вы, насколько известно, активно взялись за работу и за время, что возглавляли Спорткомитет России, сумели многое исправить…

— Верно, мы реконструировали спортивные базы, построили по стране 300 новых ледовых арен, стали поддерживать знаменитых ветеранов, возрождать детский спорт, а главное — несмотря на сопротивление всяких околоспортивных типов, мне вместе с моими единомышленниками удалось воссоздать в России систему, которая сейчас работает.

— Прекрасно. Скажите, Вячеслав, в Сочи на финал олимпийского турнира по хоккею собираетесь?

— Да, но поеду, только если наша команда будет в этом финале играть. В противном случае — что я там забыл, что мне там делать?

Вячеслав ФетисовВячеслав Фетисов

Родился: 20 апреля 1958 года в Москве

Семья: жена — Лада; дочь — Анастасия (23 года)

Образование: окончил Военный институт физической культуры

Карьера: многократный чемпион мира и Европы, двукратный олимпийский чемпион, трехкратный обладатель Кубка Стэнли (два раза как игрок и один — как тренер), включен в «Зал хоккейной славы НХЛ». С 2004 по 2008 год — глава Росспорта. С 2008 по 2012 год — председатель совета директоров КХЛ. С 2009 по 2012 год — президент хокейного клуба ЦСКА. С 2011 года по настоящее время — первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике

www.tele.ru

Эксклюзивное интервью - 60 лет Вячеславу Фетисову :: Телеканал РБК

Александр Астахов, директор по стратегии Leo Burnett Moscow

Александр Баранов, глава отдела риск-менеджмента «ЕФГ Управление Активами»

Александр Батушанский, совладелец ресторана "Северянин"

Александр Борисов, председатель Комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка, генеральный директор ММБА

Александр Бортенёв, директор компании «Медбокс»

Александр Бурков, эксперт Института управления закупками им. А.Б. Соловьева НИУ ВШЭ

Александр Гусев, президент Международного союза экспертов

Александр Кан, обозреватель русской службы BBC

Александр Самулкин

Александра Суслина, руководитель направления «Фискальная политика» Экономической экспертной группы

Алексей Бачеров, управляющий партнёр инвестиционного партнерства ABTRUST

Алексей Ефимов, член совета директоров и региональный директор JLL

Алексей Казаков

Алексей Петропольский, генеральный директор юридической компании URVISTA

Алексей Раевский, генеральный директор Zecurion

Алексей Раевский, генеральный директор компании Zecurion

Алексей Селиваненко, директор турнира ВТБ-Кубок Кремля

Алекскей Ткачук, главный редактор сайта «Рейтинг букмекеров»

Андрей Захаров, журналист «Фонтанка.ру»

Андрей Ковш, доцент факультета международных отношений СПбГУ

tv.rbc.ru

«Я родился в рубашке!» — Интервью Почитайте — 1001.ru

Размер своей пенсии уже знаете, Вячеслав Александрович?

Вячеслав Фетисов: Документы на оформление я отдал, но точную цифру пока не назову. Думаю, всё же заслужил какие-то надбавки (смеётся). А на пенсию я не собираюсь. Сил полно, жизненный опыт, которым могу поделиться, есть. Будем работать дальше.

«С моей Ладой мы прошли через всё»

— Перечислять ваши достижения можно долго. А есть вершины, о которых Фетисов мечтал, но так и не смог покорить?

— С детства, как и многие, мечтал слетать в космос. И эта мечта не осуществилась. Пока не осуществилась (смеётся).

— Американские эксперты называют сборную СССР, выигравшую Олимпиаду-1984, лучшей хоккейной командой за всю историю Игр. Чем та «Красная машина», за которую вы играли, отличается от сборной России образца последних лет?

— Любая команда — это прежде всего люди. Их отношение к делу, друг другу, стране. Для хоккеиста должно быть важнее то, что на груди (СССР или Россия. — Ред.), чем то, что написано на спине (имя и фамилия. — Ред.). Это не пустые слова. Но есть ещё один фактор. Те же американцы признавали, что креативный хоккей, который мы показывали, мог родиться только в закрытой системе — тотальный контроль за всем и за всеми. Мы через игру выражали своё свободолюбие. В пятёрке, в которой мне выпало счастье играть, было редкое единение душ. Поэтому мне никогда особо не нравилось название «Красная машина». У машины нет души, машина не может любить.

— Кстати, про любовь. Вы всю жизнь прожили с единственной женщиной. Пара Вячеслав и Лада Фетисовы считается одной из самых крепких среди российских публичных людей. В чём секрет?

— Я счастлив с Ладой. Конечно, секретиков много. Помните, как в детстве — выкопать ямку, положить туда цветочек или жука, стёклышком прикрыть и снова землёй присыпать. А потом можно друзьям раскрывать потайные места и свои секреты. Сейчас так дети не играют... Так вот про секретики. С Ладой у меня была любовь с первого взгляда. Но любовь любовью, а семья становится семьёй только через преодоление, сопереживание, поддержку друг друга. Мы вместе прошли через все наветы-наговоры, которые почти всю жизнь преследовали нас. Терпеть, понимать, прощать и двигаться дальше — вот главный секрет.

Вячеслав Фетисов с женой Ладой.

Вячеслав Фетисов с женой Ладой.

«Мои пути с Каспаровым разошлись»

— Вы раньше говорили, что блатные дети — одна из самых больших проблем в нашем хоккее. До сих пор так?

— Да. И это надо выжигать калёным железом. Чисто российская история, такого нигде в мире больше нет. Ну заплатил ты тренеру, чтобы поставить ребёнка в пятёрку, так ведь он вырастет, окажется на хоккейном рынке и всё равно никому не будет нужен. Получается, ты тренера развратил деньгами и обманул ребёнка. Глупость несусветная.

И ещё одна болезненная тема в нашем хоккее — социальная дискриминация. Хоккей становится спортом для богатых. И если мы хотим не только вспоминать о былых заслугах, но и думать о завтрашнем дне, то обязаны сделать всё, чтобы мальчишки, в семьях которых нет особого достатка, занимались бесплатно. Именно на таких принципах строится работа в моей академии хоккея в Домодедове.

— Ваша основная работа сейчас — депутат Госдумы. Многие, честно говоря, не понимают, зачем спортсмены идут в политику.

— А что тут странного? Спортсмены, добившиеся успеха на мировом уровне, — это талантливые, трудоспособные, целеустремлённые, опытные люди. И почему их не использовать на госслужбе?

— Но, наверное, спортсмены могли бы принести гораздо больше пользы обществу, если бы работали тренерами, вместо того чтобы сидеть в Думе?

— Ну не все же спортсмены могут стать великими тренерами. На самом деле это призвание. Я тренировал, даже влюбился в эту профессию. Наверное, из меня мог бы получиться хороший тренер. Но кто-то должен и другими делами заниматься.

Вячеслав Фетисов.

Вячеслав Фетисов.

А если кому-то кажется, что работа депутата — просиживание штанов на заседаниях, то это, простите, полный бред. Основываясь на личном опыте, могу сказать, что это колоссальный труд, напряжение, огромная ответственность перед людьми. Ты выходишь к своим избирателям и попробуй сфальшивить, попробуй наобещать и не сделать! Да, были отдельные персонажи среди депутатов, которые занимались не пойми чем, но нельзя же из-за них вешать ярлык «бездельник, жирующий за госсчёт» на всех. Вот этого я не могу понять! Может, вы через газету мне объясните? Сколько раз слышал, что в Думе сидят коррупционеры. Но я в парламенте с 2008 г. и никак не могу разобраться: где же они прячутся?

А что касается меня — я всегда отдавался делу, которым занимался, на 100%, будь то хоккей, работа федеральным чиновником или депутатом. Хотя, конечно, игра в хоккей всё равно на первом месте. Лучше этого просто нет.

— Вы когда-то общались с Каспаровым. Вас лично удивил его призыв к бойкоту чемпионата мира по футболу в России?

— В своё время я дружил с Гариком. Мы вместе боролись за демократию, за свои права. В 2002 г. я даже приглашал его в Совет при президенте, и он какое-то время там поработал. Но дальше наши пути разошлись. И комментировать его призывы я не собираюсь.

— У вас ведь много знакомых в Америке. Часто ли приходится вступать с ними в политические споры на тему сегодняшнего дня?

— Постоянно. И обычно я их прессую (смеётся).

— С успехом?

— Кто-то не слышит аргументов. Но всё же чаще мне удаётся переубедить оппонента или хотя бы сделать так, чтобы он взглянул на ситуацию под иным углом.

— Вы как человек, работавший в структурах ВАДА, ответьте: могла ли Россия избежать этого грандиозного допингового скандала?

— Да, я знаком с руководством ВАДА, но не имею отношения к работе этой организации с 2008 г. Поэтому мне тяжело ответить на ваш вопрос. Наверное, были варианты, как разрешить эту сложную ситуацию, но ими почему-то не воспользовались. А рассуждать на эту тему сейчас, когда случилось то, что случилось, уже бессмысленно.

— Одно время вы предлагали лишать спортсменов, замеченных в употреблении допинга, премиальных, квартир, машин. Почему эта ваша инициатива не нашла одобрения?

— Я считал и продолжаю считать, что в борьбе с допингом возможен только самый жёсткий сценарий. По-другому не получится. Посмотрите, сколько раз мы влипали за последние три года! При этом я не помню, чтобы кого-то из спортсменов при этом публично осудили. Да, сегодня есть достаточно форм наказания за допинг. Но, думаю, если туда добавить ещё и материальный фактор, это многих заставит задуматься. Другой вопрос, как это сделать. Нужен не эмоциональный, а системный подход. Ведь часто виноват не только спортсмен. Это может быть и тренер, и чиновник. И они должны нести ответственность. Так что работы здесь ещё предостаточно.

— Есть такая поговорка: «Имя есть судьба». Фетис с греческого переводится как «созданный богами». Вячеслав, как считаете, вас Бог поцеловал?..

— Верю в то, что всякий человек пришел на Землю, чтобы выполнить свою миссию. И он должен исполнить её. А иначе Господь спросит: «Ты был наделён определёнными способностями, талантами. Почему ты не реализовался?...» Поэтому я стараюсь не опускать свои возможности. Мне мой батя рассказал, что, во-первых, я родился в рубашке, во-вторых, когда он взял меня на руки, то сразу понял и сказал: это — Слава! И сейчас приходит чёткое осознание, что многие моменты жизни произошли со мной совершенно не случайно...

Источник

1001.ru

Наши читатели взяли интервью у Вячеслава Фетисова

ПРЯМАЯ ЛИНИЯ

На протяжении нескольких недель читатели, откликнувшись на наш призыв, атаковали интернет-сайт «Советского спорта», дабы спросить о наболевшем руководителя Федерального агентства по физической культуре и спорту Вячеслава Фетисова. Результат превзошел все мыслимые ожидания – распечатка вопросов представляла собой увесистую пачку. Фетисов отблагодарил активность болельщиков подробными ответами, публиковать которые мы и начинаем сегодня. Стартуем с футбольно-хоккейной тематики, которая, разумеется, была в разговоре читателей с Фетисовым доминирующей.

О ФУТБОЛЕ

Александр (Москва):

– Как вы оцениваете выступление сборной России по футболу в отборочном цикле чемпионата мира?

– Неудовлетворительное было выступление. Возможностей-то реальных для того, чтобы пробиться хотя бы в стыковые игры, было много. Но… Игроки так и не смогли их использовать. Ни характера, ни мастерства не проявили в ключевые моменты. В те самые моменты, когда и рождаются, собственно, звезды, когда есть возможность стать кумирами миллионов. Ведь кроме Акинфеева и выделить-то, по большому счету, кого-то трудно из нашей команды, верно? Вратарь – это, конечно, полкоманды, но, увы, не вся сборная.

Радик (Казань):

– А как, считаете, быть с Семиным? Слышал, пошли разговоры о его отставке?

– Семина знаю лично. Симпатизирую ему. Уважаю. В том числе и за то, что взял на себя большую ответственность, проявил, не побоюсь этих слов, гражданское мужество, приняв сборную в сложный для нее момент. Оставаться ли – пусть решает сам. Кому, как не ему, твердо знать, на что потенциально сейчас способны наши футболисты? Можно ли с ними в принципе выполнять те высокие задачи, которые ставят перед национальной командой прежде всего болельщики? Тяжелая ситуация… Однако уверен, что в случае чего Юрий Павлович, специалист высокого уровня, не затеряется, останется на виду в нашем футболе.

Сергей (Санкт-Петербург):

– Если Семин покидает сборную, то, значит, не видит перспектив в работе с ней. Такой диагноз от тренера его квалификации – штука серьезная. Выходит, в ближайшее время никто нашей команде не помощник, даже тренер-иностранец?

– Ну, зачем же так пессимистично? Хотя… Не знаю я, если честно, за какое светлое место в игре нашей сборной зацепиться. Если б была одна неудачная игра – это одно. Но когда целая серия – это, согласитесь, системный кризис.

Андрей:

– Что вы думаете по поводу засилья легионеров в российском футболе и что планируете с этим делать?

– Меня не устраивает такая ситуация. Она мешает развиваться российскому футболу. Наши молодые таланты далеко не всегда могут заявить о себе, потому что в лучшем случае сидят на скамейке запасных. Мы неоднократно на этот счет консультировались с Виталием Мутко. И РФС уже принимает меры, направленные на решение этой проблемы. Программа действий у команды Мутко есть, дело за ее воплощением.

PEK:

– Уважаемый г-н Фетисов! За какой российский клуб болеете?

– По должности – за сборную. По спортивному происхождению – за ЦСКА.

Сергей Андреев (Москва):

– Хотел бы задать вам вопрос по поводу стадиона для ФК «Спартак» (Москва). Когда же, наконец, он будет построен?

– Он обязательно будет построен. И это будет один из лучших стадионов в стране. Когда? Надеюсь, в ближайшем будущем.

О ХОККЕЕ

Александр (Тольятти):

– Вы, конечно, знаете, что происходит сейчас с тольяттинской «Ладой». Фактически из-за 50-процентного сокращения бюджета мы потеряли нашу любимую команду. Помогите!

– История с «Ладой», увы, симптоматична. Она просто-напросто отражает дурное положение дел в Профессиональной хоккейной лиге. И еще раз свидетельствует о том, что пришло время создавать новую лигу, построенную на иных принципах. Выдвинутый мною проект Евро-Азиатской хоккейной лиги сейчас активно развивается. Подождите чуть-чуть.

Дмитрий:

– Уважаемый Вячеслав, у меня вопрос короткий: когда можно ожидать отставки Стеблина? Разве может человек с таким КПД продолжать свою деятельность?

– Я неоднократно задавал этот вопрос самому Стеблину. Однако он меня уверяет, что рад бы уйти, но всякий раз его, опытного специалиста, хоккейная общественность уговаривает остаться.

Михаил Юрьевич:

– Уважаемый Вячеслав Фетисов, у меня к вам единственный вопрос: когда мы все-таки выиграем золото ЧМ по хоккею?

– Вопрос хороший. Кавардак, который царил и продолжает царить в российском хоккее, откладывает негативный отпечаток на атмосферу, царящую в команде, представляющей страну на чемпионатах мира и олимпиадах. Кто бы что ни говорил, но это действительно так. Могу говорить об этом, побывав в шкуре игрока, тренера, менеджера. И наша внутренняя неустроенность всегда будет отражаться на результатах национальной команды.

Потенциал у нее, безусловно, большой, но пятое место в рейтинге на сегодня – это факт. И он вроде как должен хоккейных руководителей раздражать, заводить, но… на самом деле все происходит наоборот. Полагаю, без радикальных перемен рассчитывать в ближайшее время на чемпионство не приходится.

Саша:

– Как вы относитесь к тому, что в нынешнем сезоне в плей-офф выйдут 16 команд? Неужели вы не смогли повлиять на принятие этого решения?

– А чем плохо? Раньше 10 команд с середины сезона начинали раздавать очки, а теперь только две. В чем проблема? Намек на договорные игры? А ведь в НХЛ их нет, хотя там тоже, бывает, встречаются команды, которые задолго до конца сезона «откололись» от плей-офф. Не дай бог, кто-то заподозрит, что игра была «расписана» с самого начала. Тамошние профессионалы не могут себе позволить играть в поддавки. Если наши на такое способны, значит, дело не в структуре турнира, а в психологии.

Василий (Воскресенск):

– Бесстыдно поступили с «Химиком», переведя его из Воскресенска в Мытищи. Пацанам хочется видеть суперлигу, известных мастеров, а вы выгоняете детей из небольших городов на улицу. У нас и так немного развлечений, а у людей и это отобрали…

Олег:

– За что же вы так с воскресенским «Химиком»? Не все меряется деньгами! Вы лишаете нас большого хоккея. Извините за резкий тон, накипело.

– Скажите, какое отношение я имею к «Химику», кроме того, что у меня там куча друзей? Что за претензии ко мне? Обращайтесь в профессиональную лигу, к людям, которые содержат команду. Наверное, были какие-то экономические резоны в этом их решении. Подозреваю, что в Воскресенске команда до сих пор не получала должной для суперлиги поддержки, от болельщиков в том числе. Но я думаю, что хоккей там не умрет и будет развиваться. И школа будет работать обязательно.

Новиков Михаил (Красноярск):

– Как так получилось, что в нашем огромном крае нет ни одного ледового дворца?

– Вообще-то не ко мне вопрос. Сам удивляюсь, когда приезжаю туда. Вроде бы Сибирь, хоккей должен быть на виду, но культивируется лишь бенди. Возможно, это издержки советской плановой системы. Кто-то когда-то, наверное, решил, что на Красноярск ледовых дворцов не хватит. Впрочем, нужен ли сейчас в вашем регионе супердворец? Знаю, что у вашего губернатора есть желание такую арену возвести. Но вот построят, и что? Набирать команду привозных игроков? Огромные деньги придется вбухивать. Это неперспективно!

Мне больше импонирует иной путь. Скажем, губернатор Тюменской области принял разумное решение вкладывать деньги в развитие спортивных школ, чтобы была система подготовки кадров. А потом, уже, видя, что есть растущий резерв, создавать клуб высокого уровня. В любом случае уверен, со временем появится хоккей и в Красноярске.

Сергей:

– Я – болельщик ЦСКА с 30-летним стажем. Очень хорошо помню вашу игру в клубе тех времен. А сейчас потерял всякий интерес к хоккею: нет игры, нет команды. Да и вас чаще можно встретить на спартаковских мероприятиях. Вы потеряли интерес к нынешнему ХК ЦСКА? Как можно помочь ему выйти в лидеры нашего хоккея?

– Я по-прежнему переживаю за ЦСКА. Да, сейчас команда уже не та, но в спортивной биографии у любого профессионального клуба есть спады и подъемы. Это естественно. Уверен, что команда с такой великой историей обязательно возродится.

Максим Замятин (Новосибирск):

– Вячеслав Александрович, сейчас вся североамериканская общественность восхищается вундеркиндом Сидни Кросби. Скажите, вы видели игру Кросби? Он действительно так хорош?

– К сожалению, его игры я не видел. Скажу, что североамериканская пресса, которая внимательно следит за всеми талантливыми спортсменами, редко ошибается. Так что, раз она нахваливает Кросби, ей можно в этом вопросе доверять.

О ВЗАИМООТНОШЕНИЯХ С НХЛ

Алексей Андреев (Торонто, Канада):

– Какие негативные последствия повлечет отказ ФХР и ПХЛ подписать контракт с НХЛ и НХЛПА? Должна ли вообще Россия иметь какие-то бумажные договоренности с НХЛ?

– Договор нужен. В нем должно быть прописано, что контракты хоккеистов с российским клубом признаются так же, как контракты энхаэловцев. В рамках договора также должно быть обозначено, что переговоры ведутся напрямую – клуб с клубом. Вот такой договор был бы правильным. Североамериканцы не могут не понимать этого, ведь хоккей у них – серьезный бизнес.

Давайте поразмышляем: вот у нас 30 человек из НХЛ играли здесь в прошлом сезоне. Поиграли и уехали. Уехали ребята, в которых вложили средства, душу, поддержали их в трудный момент. Ведь локаут – тяжелый момент для игроков, сам был в этой ситуации.

Возникает вопрос: почему хозяева заокеанских клубов не хотят поддержать своих российских коллег, которые сегодня начинают развивать хоккей, строят дворцы, вкладывают деньги? Почему в соглашении, сделав исключение, не написать, что контракты игроков российских с российскими клубами признаются клубами НХЛ?

Да все потому, что разговаривают они с нами с позиции силы. И сила берется оттого, что в нашем хоккейном королевстве далеко не полный порядок. Отсюда вывод: создадим новую лигу, Евро-Азиатскую, пропишем нормальные положения относительно контрактов и будем беседовать с НХЛ на равных. Не говорю, что наши лучшие игроки никогда не будут играть в НХЛ. Напротив, это будет престижно. Но при новом подходе и лучшие игроки НХЛ – канадцы и американцы – будут с удовольствием играть в российской лиге.

Alexander (Удмуртия):

– Почему до сих пор не ввели закон об ограничении по возрасту для уезжающих в НХЛ молодых и талантливых игроков?

– Подобные ограничения – по возрасту или иным критериям – бывают необходимы. Скажем, в Китае возрастной ценз на выезд талантливых атлетов соблюдается очень строго. Но мы не имеем права нарушать Конституцию Российской Федерации. По действующему Кодексу о труде любой человек может написать заявление и уйти с работы через две недели.

Однако спорт – специфический вид деятельности, поэтому для него необходим свой закон, который помог бы урегулировать многие нерешенные на сегодняшний день вопросы. Над принятием такого закона мы работаем, хотя сложностей с его прохождением возникло немало.

Можно только радоваться, что те запреты и ограничения, которые существовали во времена СССР, забыты. В свое время наших знаменитых фигуристов Людмилу Пахомову и Александра Горшкова пригласил к себе американский профессиональный балет на льду, пообещав им немыслимый по тем временам гонорар. Но им не разрешили подписать контракт. А ведь у нас в стране были такие негласные правила, что от того гонорара фигуристам остались бы копейки – основная сумма ушла бы государству. И все равно им не разрешили. Я и сам прошел «советскую школу выезда» и поэтому сегодня нарушения прав спортсменов не допущу.

Полагаю, что многие проблемы с отъездом талантливой молодежи поможет решить и создаваемая Евро-Азиатская лига. Условия работы в ней должны быть настолько привлекательны, чтобы переезд за океан не был единственной возможностью громко заявить о себе в профессиональном хоккее.

Равиль:

– Вячеслав Александрович, в прошлом наши лучшие хоккейные клубы встречались с клубами США и Канады. Реально ли организовать такие встречи сейчас?

– Больше 10 лет не проводятся такие встречи. Хотя я считаю, что в свое время они дали толчок развитию хоккея в мире в целом. К этим матчам был колоссальный интерес не только у нас, но и в Европе, Америке.

ЦСКА – как сейчас бы сказали, был супербрендом, раздражителем для всех сильнейших клубов Северной Америки. А все потому, что в мастерстве мы были сильнее. Сегодня же уровень хоккея в России не позволяет американцам тратить время на подобные игры. Уверен, если мы будем проводить правильную политику в развитии хоккея, то скоро канадцам и американцам просто некуда будет деваться – и они примут наш вызов.

ОБ ОЛИМПИАДЕ-2006

Георгий (Москва):

– Все ли делается, чтобы наши спортсмены успешно выступили на зимней Олимпиаде в Турине? Не будет ли в очередной раз повторен сценарий с бодрыми рапортами о всеобщей готовности, а в итоге – очередной допинговый скандал либо непонятные судейские решения?

– Сегодня сборная команда России проводит заключительный этап подготовки к Играм в Турине. В общем и целом все идет по плану.

Вопросам допинга мы уделяем серьезное внимание. В антидопинговый центр поставлено новейшее оборудование. Ведется разъяснительная работа среди тренеров, врачей и самих спортсменов. Такую практику мы намерены сохранить и в будущем.

ОБ ОЛИМПИАДЕ-2014

Олег (Новосибирск):

– Почему наша страна предпринимает так мало усилий для того, чтобы бороться за право проведения зимней Олимпиады?

– Как известно, город Сочи вступил в борьбу за право стать кандидатом на проведение Зимних игр 2014 года. Конкуренция в этом конкурсе всегда очень высока. Наша позиция следующая: вне зависимости от исхода голосования в этом регионе будет создан самый современный центр зимних видов спорта.

Вишня (Могоча):

– Судя по составу организационной команды, которая возьмется продвигать Сочи, нас ждет полный провал. Эти же люди «запороли» кандидатуру Москвы. А вы как считаете?

– А кто, по-вашему, запорол кандидатуру Парижа? Этот великолепный город проиграл борьбу за Олимпиаду в третий раз. К слову, за Москву в Сингапуре стыдно не было. Российская столица, и это мнение многих членов МОК, подготовила отличную презентацию. Что касается выдвижения Сочи, то там и задачи во многом ставятся иные, и специалисты подобраны с учетом новой ситуации.

О ПРЕСТИЖЕ СТРАНЫ

Роман:

– Что вы делаете для того, чтобы нас уважали за границей?

– Когда я несколько лет назад впервые приехал на совещание министров стран Европы, был поражен насколько равнодушно, а порой и пренебрежительно относятся к нашей стране. С тех пор сделано немало. Ведется активная работа на уровне крупнейших международных организаций. Мы поддерживаем постоянный контакт с Адольфом Оги, советником Генерального секретаря ООН по вопросам спорта, с главой ЮНЕСКО Коитиро Мацуурой, с президентом Международного олимпийского комитета Жаком Рогге.

Я вошел в совет учредителей Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) и возглавил в нем комиссию атлетов.

Полагаю, что постоянные контакты на таком уровне позволили повысить спортивный авторитет России. В подтверждение моих слов приведу несколько фактов. Совсем недавно в Москве завершилась Международная конференция «Спорт и мир», на которой были подведены итоги 2005 года, объявленного Генеральной ассамблеей ООН Годом спорта и физического воспитания. Подобный форум, в котором приняли участие делегаты более чем 40 стран мира, видные политики и общественные деятели, звезды мирового спорта, российская столица принимала впервые.

Под эгидой ВАДА и Совета Европы мы провели в Москве международный образовательный симпозиум по самому больному вопросу современного спорта – по проблемам борьбы с допингом.

Игорь Васильевич:

– Здравствуйте, уважаемый Вячеслав Александрович! До каких пор на крупнейших международных соревнованиях будут унижать наших спортсменов? Последний случай – лишение серебряной медали в беге на 1500 метров нашей Юлии Печенкиной на чемпионате мира по легкой атлетике. Якобы за толкание на дистанции. Я сам бегал эту дистанцию и знаю: не бывает забегов на ответственных соревнованиях, на которых не было бы контактов между спортсменами в ходе позиционной борьбы. Главное, к каким последствиям это приводит (в финальном-то забеге никто не упал). Теперь собственно вопрос. Что вы в рамках своих полномочий предпринимаете, чтобы отстоять интересы наших спортсменов на крупнейших соревнованиях?

– Подавать протесты на неправомочные решения судей, принимать все необходимые меры в оперативном порядке на соревновании имеют право только федерации.

Разрешите вас поправить: это случилось не с Печенкиной, а с Юлией Чиженко. В случае, о котором вы говорите, руководители Федерации легкой атлетики не стали опротестовывать решение судей. Нарушение действительно было. Не надо сгущать краски. В конце концов, дисквалифицируют не только российских спортсменов.

Анатолий:

– Как вы оцените сочетание профессионализма и патриотизма у игроков, спортсменов сборных команд России? Почему нет борьбы до победного конца?

– По спортивным достижениям Россия входит в тройку мировых лидеров. А это значит, у наших спортсменов достаточно патриотизма и профессионализма. Так что не стал бы судить так категорично.

И еще на тему патриотизма. Отныне все наши команды и спортсмены будут выступать в единой форме с государственной символикой Российской Федерации. Недавно вышел в свет соответствующий указ Президента России.

Георгий (Москва):

– Не рассматривался ли вопрос создания мощного юридического подразделения в рамках Федерального агентства, целью которого должна была бы стать защита наших спортсменов, тренеров, федераций?

– О создании такого подразделения речь пока не идет. Вместе с тем, сегодня следует обучать юридическим тонкостям, скажем, тренеров и врачей сборных команд. Тогда мы избежим многих допинговых скандалов.

Разъясню. Некоторых наших спортсменов в свое время не обвинили бы в применении допинга, если бы в их медицинских карточках было указано, что тот или иной препарат принимался ими во время болезни. Нередко врачи не умеют грамотно заполнить формуляр, а в результате – дисквалификации и скандалы.

Продолжение беседы читателей с Вячеславом Александровичем – в следующем номере.

Речь пойдет, в частности, о проблеме спортивных телетрансляций, о подготовке спортивных менеджеров, о Холдене и Бракамонте.

www.sovsport.ru

Надо пожалеть тех, кто уезжает в НХЛ перед Олимпиадой (видео)

Двукратный олимпийский чемпион, трехкратный обладатель Кубка Стэнли Вячеслав Фетисов дал интервью обозревателю «Советского спорта».

«НАДО УЧИТЬСЯ НА ОШИБКАХ»

- Вячеслав Александрович, что вы думаете о последних изменениях в КХЛ? Не будет «Кузни» у нас, а через год уберут еще три клуба.- Представляю, как обидно тем городам, которые теряют команды КХЛ. Но я точно знаю – если там хоккей любят, то будут ходить на клуб, где бы он ни играл.

С другой стороны – изначально идея была в том, чтобы создавать лигу по экономическому принципу. Я еще в 2002 году занимался проектом Евро-Азиатской лиги. Дмитрий Чернышенко участвовал в разработке этих нормативных документов. Потом вмешалась спортивная политика…

Тем не менее, лига состоялась. А сейчас идет процесс оптимизации. Но снова повторю свою мысль, которую неоднократно озвучивал: одна из перспектив КХЛ – это равные возможности и помощь там, где хоккей любят и уважают. Я верю, что в этом и есть новый этап развития.

- Сборная России второй год подряд завоевала бронзовые медали на чемпионате мира. Показалось, что вы отнеслись к этому критически.- Ну почему? Какой вопрос задается, такой ответ и получаете. Я сказал, что эта сборная России была одной из самых интересных за последнее время. Но подвели элементарные ошибки. Терпения не хватило, дисциплина хромала. Поэтому не скажу, что все было хорошо.

Надо учиться на тех ошибках, которые есть. И о них говорить. Понятно, что никому не приятно об этом слышать. Мне тоже обидно, я ведь давал комментарий до полуфинала с Канадой, что мы обязательно победим. Я верил в это. А потом увидел, что произошло в третьем периоде. Это неумение играть по счету. Опять же дисциплина подвела. И снова ошибки, которые не будут прощаться и в следующем году на Олимпиаде.

Радоваться тому, что есть? Так не станут делать специалисты, к которым я себя отношу. Однако ребята играли с желанием и креативно.

- 11 новичков чемпионата мира было в этой сборной России, и они в сумме набрали 60 (25+35) очков. Идет волна дебютантов. Уже Александр Овечкин считается ветераном.- Цифры – это хорошая вещь. Но хоккейная система сложена так, что результат определяется не количеством индивидуальных очков, а именно игрой в плей-офф. Качество хоккеиста определяется именно умением играть в критических ситуациях и в самых важных матчах.

- Вы понимаете тех ребят, которые перед олимпийским сезоном уезжают в НХЛ? Может быть, их один раз в жизни туда пригласят.- Это дело каждого. Не надо их ругать. Их надо пожалеть, потому что они не знают другого отношения к этому. Скорее всего, это какая-то общая беда, что ребята не понимают ценностей. Это относится ко всем – и к семье, и к клубу, где они играли, и к ситуации в целом. Но я не склонен никого здесь осуждать. Каждый принял такое решение, какое посчитал нужным.

«ТАМ РЕБЯТА РАСТУТ БЫСТРЕЕ»

А вот еще что после церемонии КХЛ сказал Вячеслав Фетисов, которого цитирует «Р-спорт».

«Для того, чтобы назвать поражение в полуфинале чемпионата мира тренерским, нужно было быть в раздевалке и слышать, какая давалась установка. Мы там не были, поэтому ничего утверждать не можем. Но иногда такие поражения порождают комплексы у тренеров.

Это такая вещь, которую необходимо учитывать. Поражения – очень болезненная вещь. Вы же видите, как складывается ситуация в последние годы. Только преодолели комплекс финнов, порожденный предыдущим тренерским штабом, теперь появляется комплекс канадцев.

Мне очень понравилась сама команда, мне было очень интересно смотреть и комментировать. У нас проявилось неумение терпеть, ребята допускали простые ошибки. Не думаю, что дело только в возрасте. И шведы приехали не самые старые. Умение играть на результат, по счету, терпение, дисциплина. Это и отделяет чемпиона от всех остальных».

Кроме того Фетисов отказался от своего высказывания, сделанного два года назад – тоже на церемонии КХЛ, по поводу запрета для российских хоккеистов уезжать в НХЛ до 28 лет.

«Я отказываюсь от своих слов. Ребята там растут намного быстрее, чем здесь. Я когда это говорил, нужна была совершенно другая система.

Нужны равные возможности, чтобы у хоккеиста была возможность расти. Сейчас уровень там и здесь совершенно разный.

Посмотрите, великие ребята, которые играли в НХЛ на высочайшем уровне, приезжают сюда и деградируют. Имен называть не буду.

Это то, что предполагает система. Спортивный принцип существует в НХЛ, в Швеции, Швейцарии, Финляндии, он кто бы что ни говорил, существовал в Советском Союзе. В КХЛ он тоже есть…

Но я же не просто так вспоминаю СССР. Там были некие принципы, которые родили неповторимый хоккей. Думаю, это тема для широкого обсуждения».

www.sovsport.ru